Понятия существенных нарушений УПК как основания отмены приговора суда присяжных

Понятия существенных нарушений УПК как основания отмены приговора суда присяжных

Пленум ВС РФ внес в текст Постановления № 23 новый п. 42.1, согласно которому существенные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену оправдательного приговора, конкретизированы и разделяются на две группы.
В первую группу входят нарушения, ограничивающие сторону обвинения в представлении доказательств. В частности:
1. признание недопустимыми доказательств обвинения и их исключение из уголовного дела;
2. отказ в исследовании представленных стороной обвинения доказательств;
3. отказ в удовлетворении ходатайств стороны обвинения о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов;
4. нарушение права потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на участие в судебном заседании.
В указанном перечне самым интересным для защиты будет последний пункт. Он соотносится с уже существующей судебной практикой. Однако, если защита акцентирует позицию на нем, то требует от защитника большей внимательности при неявке потерпевшего в любое судебное заседание, в том числе если потерпевший уже давал показания. По этой причине защите необходимо тщательно проверять наличие данных о надлежащем извещении потерпевшего о каждой дате заседаний.
Во вторую группу входят иные существенные нарушения. Например, оказание незаконного воздействия. В случае «иных существенных нарушений» суды апелляционной и кассационной инстанций должны установить, что такие нарушения повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов, и в результате таких нарушений присяжные заседатели не могли быть объективными и беспристрастными при вынесении вердикта.
Это изменение представляет большой интерес для стороны защиты, поскольку ранее связь нарушения (при отсутствии или недостаточной реакции председательствующего) с вердиктом в большинстве случаев презюмировалась. Например, позитивный для стороны защиты пример оценки единичного нарушения содержится в кассационном определении ВС РФ от 08.12.2020 по делу № 71-УДП20-5СП-А1. С учетом новых разъяснений, а также возможности опрашивать экс-присяжных судебная практика, как видится, может или остаться прежней, или же пойти по пути доказывания такого влияния в том случае, если вышестоящие суды будут оценивать не «системные» (множественные) нарушения, а единичные.

(0)