Содействие незаконной миграции

Содействие незаконной миграции

На практике у правоприменителей  возникает много вопросов относительно привлечения к ответственности за совершение миграционных преступлений. На многие вопросы ответил ВС РФ в своем постановлении Пленума  от 09.07.2020 года №18. Однако, ВС не ответил в этом пленуме на все некоторые важные вопросы, в том числе не дал ответы по вопросам дифференциации ответственности за содействие незаконной миграции.

К миграционным правонарушениям относятся преступления, предусмотренные ст. 322–322.3 УК РФ, а также деликты, указанные в гл. 18 и отчасти в гл. 19 КоАП РФ. Это нормы об ответственности за незаконную миграцию либо за содействие ей.

Ответственность за незаконную миграцию закреплена в ст.322.1 УК РФ. Камнем преткновения в соотношении миграционных правонарушений стал признак «организация» этой норме УК. Этот признак в тексте кодекса употребляется в разном значении и поэтому затрудняет  толкование норм.

В науке признак «организация» часто связывают с организатором преступления, который отвечает за оконченное преступление в качестве исполнителя. Однако это справедливо только в отношении одной альтернативной формы деяния, предусмотренного ст. 322.1 УК, — организации незаконного въезда иностранными гражданами (лицами без гражданства), поскольку ответственность за нарушение правил въезда указанными лицами наступает по ст. 322 УК РФ. Есть и другие формы незаконной миграции: нарушение иностранными гражданами и лицами без гражданства правил пребывания (проживания) на территории государства, транзитного проезда. Такие деяния, если они не связаны со ст. 322.1 УК, влекут наступление административной ответственности.

На практике соотношение организации незаконной миграции с организаторством незаконного пересечения госграницы определяется следующим образом:  «Действия лица, организовавшего незаконный въезд на территорию РФ иностранных граждан или лиц без гражданства путем незаконного пересечения ими государственной границы, охватываются соответствующей частью статьи 322.1 УК РФ и дополнительной квалификации по части 3 статьи 33 и статьи 322 УК РФ не требуют» (п. 11 Постановления №  18).

Подход ВС РФ в этой части соответствует его же позиции, изложенной в п. 17.2 постановления Пленума от 03.11.2016 №  41 применительно к антитеррористическим составам. Это отвечает принципу справедливости  закрепленному в ст. ст. 6 УК РФ.

На практике имеется  сложность в разграничении организации незаконной миграции с иными частными случаями содействия нарушению правил пребывания (проживания), транзитного проезда иностранных граждан и лиц без гражданства, за которые установлена самостоятельная административная или уголовная ответственность. К таким случаям относятся:

1.фиктивная постановка на миграционный учет (ст. 322.2, 322.3 УК);

2. нарушение правил трудоустройства иностранных граждан и лиц без гражданства (ст. 18.15, 18.16 КоАП);

3.предоставление жилого помещения или транспортного средства либо оказание иных услуг иностранному гражданину или лицу без гражданства, находящимся в РФ с нарушением установленного порядка или правил транзитного проезда через ее территорию (п. 3 ст. 18.9 КоАП).

Организацию незаконной миграции ВС РФ трактует как «действия, создающие условия для осуществления одним или несколькими иностранными гражданами или лицами без гражданства незаконного въезда в РФ, незаконного пребывания в РФ, незаконного транзитного проезда через РФ…» (п. 7 Постановления №  18). Подобным образом определяется объективная сторона этого преступления и в науке.

Однако такой подход не позволяет отграничить названные составы миграционных правонарушений от организации незаконной миграции. Как результат, что и повлекло довольно  противоречивую судебную практику. РаЗачастую случаи различной юридической оценки одних и тех же деяний или привлечения лица и к уголовной, и к административной ответственности по одному и тому же факту.

            Незаконная сдача жилья иностранцу

Предоставление жилья иностранному гражданину без постановки на миграционный учет часто квалифицируют. Однако те же действия другие суды квалифицируют и по п. 3 ст. 18.9 КоАП РФ.

Организация незаконной миграции по объему шире иных миграционных правонарушений. Она включает формы содействия незаконной миграции, но не исчерпывается ими

                       Нелегальный наем мигрантов

Подобным образом с административными правонарушениями можно соотнести организацию трудовой деятельности без соответствующих разрешений с созданием условий для проживания незаконно пребывающих на территории РФ иностранных граждан и лиц без гражданства. С точки зрения уголовного закона это организация незаконного пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства. А по КоАП данное деяние можно квалифицировать по ст. 18.15, 18.16, устанавливающим ответственность за нарушение правил трудоустройства...

По всей видимости, объективная сторона ст. 322.1 УК РФ по объему шире названных правонарушений. Она может включать их в качестве элементов преступной деятельности, но не ограничиваться ими.

Пленум ВС РФ в п. 8 Постановления №  18 отразил, по существу, ту же мысль, но применительно к соотношению ст. 322.1 УК РФ с фиктивной постановкой на миграционный учет. Пленум указал, что организация незаконной миграции наряду с другими действиями организационного характера может включать фиктивную регистрацию (постановку на учет) иностранных граждан или лиц без гражданства по месту жительства или месту пребывания в РФ.

Вместе с тем  у многих юристов имеются принципиальные возражения относительно рекомендаций Пленума о квалификации в этом случае по правилам идеальной совокупности преступлений (соответствующая часть ст. 322.1 и ст. 322.2 или ст. 322.3 УК).

Статьи 322.2 и 322.3 УК являются специальными по отношению к ст. 322.1 УК РФ.  В связи с этим правильной следует считать позицию ВС о том, что «в случаях, когда действия лица состоят только в фиктивной регистрации (постановке на учет) иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства или месту пребывания, содеянное квалифицируется по статье 322.2 или статье 322.3 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статье 322.1 УК РФ» (п. 11 Постановления №  18).

В то же время указанные нормы соотносятся как часть и целое. Более полной по объему и содержанию является ст. 322.1 УК. Следовательно, идеальная совокупность преступлений в рассматриваемой ситуации отсутствует, в противном случае будет нарушен принцип справедливости (ст. 6 УК).

Отсюда, правильной следует признать квалификацию по одной норме — ст. 322.1 УК, если фиктивная постановка на учет является одним из элементов преступной организации незаконного пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства.

  Незаконное использование персональных данных

Составы уголовно-наказуемого содействия незаконной миграции следует отличать также по субъектам. Субъектами фиктивной постановки на миграционный учет Верховный Суд РФ называет:

сотрудников органа регистрационного (миграционного) учета, осуществившего «регистрацию (постановку на учет) гражданина РФ, иностранного гражданина или лица без гражданства…»;

  1. собственников или нанимателей соответствующего жилого помещения, уполномоченное ими лицо, руководителей или иных уполномоченных работников (членов) организации, в которой иностранный гражданин или лицо без гражданства в установленном порядке не осуществляют трудовую или иную не запрещенную законодательством РФ деятельность, либо иные лица, действующие от их имени.
  2. Однако на практике встречаются случаи, когда незаконно используются персональные данные собственников (нанимателей) помещений, по месту нахождения которых осуществляется фиктивная постановка на миграционный учет.  Это деяние содержит признаки организации незаконной миграции. Оно обладает большей общественной опасностью, которая заключается не только в введении в заблуждение органа миграционного учета относительно места нахождения иностранного гражданина (лица без гражданства), но и в желании возложить ответственность за это на иное лицо. Помимо собственно действий, обуславливающих фиктивную постановку на миграционный учет (внесение недостоверных сведений в соответствующее уведомление, его направление в орган миграционного учета), в объем деяния входят действия по незаконному завладению персональными данными, поиск лиц, заинтересованных в предоставлении незаконной услуги, и пр.
  3. Таким образом, чтобы правильно разграничивать деяния, предусмотренные ст. 322.1 УК РФ с иными правонарушениями, которые влекут ответственность за содействие незаконной миграции, следует отказаться от трактовки признака «организация» через словосочетание «любые действия». Эти «любые действия» могут иметь самостоятельную правовую оценку: фиктивная постановка на миграционный учет (ст. 322.2, 322.3 УК), предоставление жилья (п. 3 ст. 18.9 КоАП), нарушение правил трудоустройства (ст. 18.15, 18.16 КоАП). Организаторская деятельность по объему шире иных миграционных правонарушений. Она включает комплекс разноплановых действий, направленных на обеспечение совершения иностранными гражданами (лицами без гражданства) незаконного въезда, пребывания (проживания), транзитного проезда. Эти действия могут включать формы содействия незаконной миграции, но не исчерпываются ими. Организация незаконной миграции может сопровождаться поиском иностранцев, заинтересованных в получении подобного рода «услуг», в том числе посредством их рекламы с использованием интернета и других источников, подделкой и последующим использованием документов, необходимых для въезда и пребывания на территории государства, и др.
  4.   Нормы о фиктивной постановке на миграционный учет (ст. 322.2, 322.3 УК) — специальные по отношению к организации незаконной миграции (ст. 322.1 УК), поэтому они не могут образовывать с ней идеальную совокупность преступлений.
  5.  Незаконное использование персональных данных собственников и иных законных владельцев помещений, по адресу которых осуществляется постановка на миграционный учет, образует признаки организации незаконной миграции и дополнительной квалификации по ст. 322.2 или 322.3 УК не требует.

(1)