Внеконкурсное оспаривание сделок

 Внеконкурсное оспаривание

Банкротство довольно дорогостоящая и длительная процедура. Она  также ограничивает оспаривание сделок в процедуре наблюдения. В связи с этим кредиторам часто проще оспорить сделку вне конкурса на основании ст. 10, 168 и 170 ГК РФ.   Чтобы оспорить сделку должник должен отвечать признакам недостаточности имущества/неплатежеспособности. Существует два подхода судов.

  1. Контрагент обжаловал судебные акты о признании договоров купли-продажи недействительными. Суд принял во внимание безвозмездный характер оспариваемых сделок, а также наличие у обеих сторон противоправной цели, заключавшейся в выводе активов должника. В итоге суд признал сделки недействительными. При этом суд квалифицировал сделки как мнимые по ст. 10, 168 и 170 ГК. Также суд указал, что вышеуказанные обстоятельства «выходят за пределы квалификации сделок по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и позволяют квалифицировать сделки по ст. 10, 168, п. 1 ст. 170 ГК РФ как совершенные со злоупотреблением правом». Знание контрагента о том, что должник отвечает признакам неплатежеспособности, свидетельствует о его субъективной недобросовестности.

2. Некоторые суды указывают, что наличие либо отсутствие у должника на момент заключения спорных договоров признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества не имеет правового значения для признания сделок недействительными по основаниям, предусмотренным в ст. 10 и 168 ГК. По всей видимости, такой подход вступает в противоречие с ранее выраженной позицией Верховного суда о необходимости учета данного критерия.Противоправный интерес заинтересованных лиц в совершении сделки

Кредитор должен доказать, что сделка имеет целью вывод активов должника из-под взыскания, что его поведение направлено на то, чтобы избежать обращения взыскания на оставшиеся в имущественной массе активы.

В одном из дел Верховный суд согласился с нижестоящими судами, которые руководствовались ст. 10, 168 ГК, ст. 61.1, 213.32 Закона о банкротстве и признали оспариваемые сделки недействительными. Суды пришли к выводу, что сделки совершены заинтересованными лицами со злоупотреблением правом и очевидным противоправным интересом по безвозмездному выводу активов должника во избежание обращения взыскания по требованиям кредиторов.

Имеется случаи заключения цепочки взаимосвязанных сделок с целью вывода активов. Суды квалифицируют их как сделки, направленные на достижение единой экономической цели по выводу активов должника. При этом суды указывают, что «для квалификации цепочки договоров как единой сделки необходимо установить, что отчуждение имущества конечному приобретателю изначально являлось целью всех участников этих договоров (субъективный умысел участников сделки)».

Российская модель внеконкурсного оспаривания по ст. 10, 168, 170 ГК предполагает ничтожность совершенных во вред кредиторам сделок. Между тем оспаривание по специальным банкротным основаниям предполагает оспоримость таких сделок. Это ведет к практическим проблемам: для внеконкурсного и конкурсного оспаривания устанавливаются разные правовые режимы. В частности, для целей применения срока исковой давности. На практике нередко возникают ситуации, когда кредиторы, пропустив срок исковой давности для оспаривания сделок по банкротным основаниям, вынуждены обращаться к механизму внеконкурсного оспаривания.

Таким образом, две рассматриваемые процессуальные модели приводят к различным правовым последствиям в области материального права, что входит в противоречие с логикой законодательного регулирования.

Наличие вступившего в силу решения суда

Внеконкурсное оспаривание возможно только при наличии вступившего в силу решения суда, которое является основанием для возбуждения исполнительного производства и применения мер принудительного взыскания в отношении должника. С этим условием связаны предложения о наделении правом оспаривать сделки судебного пристава-исполнителя.

Также для внеконкурсного оспаривания необходимо, чтобы требование было «созревшим», то есть срок исполнения обязательства должен наступить.

В одном из дел Арбитражный суд Московского округа отметил следующее: «Судами установлена вся совокупность обстоятельств, необходимых для признания оспариваемой сделки недействительной на основании статей 10, 168 ГК РФ, в том числе наличие признаков злоупотребления правом обеих сторон (с учетом установленной заинтересованности контрагента по сделке должника и наличия неисполненных у должника перед обществом обязательств с наступившим сроком исполнения) при совершении сделки по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества».

Требование кредитора должно возникнуть до совершения должником оспариваемой сделки

Кредитор не имеет права претендовать на те активы должника, которые тот отчуждал до момента возникновения обязательства перед кредитором. Иной подход размывал бы границы имущественной ответственности и дестабилизировал оборот.

Конкурсный управляющий оспаривал договор купли-продажи принадлежавшего должнику транспортного средства. Суды установили, что на момент совершения сделки у должника не было неисполненных обязательств перед кредиторами. В рамках дела о банкротстве кредиторы заявили требования по обязательствам, возникшим позднее совершения оспариваемой сделки. На момент возникновения обязательств перед кредиторами спорный автомобиль у должника уже отсутствовал. В связи с этим кредиторы не могли претендовать на удовлетворение своих требований за счет выручки от его реализации. Совершение оспариваемой сделки не привело к возникновению у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества. Исходя из этого, суды отказались признать сделку недействительной как причиняющую вред имущественным правам кредиторов должника.