Вымогательство-судебная практика

Вымогательство- вопросы квалификации

Вопросы квалификации состава преступления вымогательство ныне отражены в постановлении ПВС РФ 17.12.2015 года № 56 . Новый Пленум ВС по квалификации вымогательства учел наработанную судами практику в вопросах квалификации, однако принципиальных расхождений с прежним Пленумом не имеет.

Вымогательством является сопряженное с определенного характера угрозами требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера.
Под требованием совершения других, помимо передачи имущества и права на имущество, действий имущественного характера в судебной практике понимается требование отказаться от взыскания задолженности, продать квартиру по меньшей, нежели рыночная, стоимости, подарить дом и земельный участок, полностью либо частично безвозмездно предоставлять услуги и т.д.
Однако принуждение в процессе вымогательства к возложению на себя такой обязанности путем составления соответствующей расписки в отсутствие долговых обязательств квалифицируется как требование передачи имущества в виде денег, что является целью виновных, тогда как составление расписки — лишь средством для ее достижения.

По смыслу закона, виновное в вымогательстве лицо требует от потерпевшего совершить такие действия имущественного характера (включая передачу имущества или права на него), которые причинят собственнику имущества ущерб ввиду безвозмездного (полностью либо частично) отторжения имущества, права на имущество, принадлежащих потерпевшему или иному лицу (если потерпевший уполномочен на совершение действий с имуществом или правом на него), также безмездного (полностью либо частично) предоставления услуг, выполнения работ, стоимость которых можно исчислить, прощения долга и др.

Другими действиями имущественного характера, являются действия, не связанные с переходом права собственности или других вещных прав ( производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств).

При вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем . Поскольку вымогательство считается оконченным с момента выражения потерпевшему соединенного с угрозой требования, выполнение либо невыполнение данного требования и период, прошедший между требованием и его выполнением, значения для квалификации не имеют — требование может быть выполнено потерпевшим и непосредственно за получением требования, но поскольку столь скорое его выполнение вымогателем в качестве условия не ставилось, оно не меняет уголовно-правовой оценки содеянного как вымогательства.

Названное правило квалификации Пленум привел, отграничивая вымогательство, соединенное с насилием, от грабежа и разбоя, где завладение имуществом происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения. Однако грабеж и разбой суть посягательства на имущество, тогда как при вымогательстве виновный может также требовать передать ему право на имущество или совершить действия имущественного характера. В последних двух случаях пределы действия нормы об ответственности за вымогательство нормами об ответственности за указанные формы хищения не ограничиваются. Поэтому если, допустим, виновный под угрозой насилия или даже с его применением требует от потерпевшего немедленно подписать договор дарения дома, либо разорвать долговую расписку, содеянное квалифицируется как вымогательство.

Требование передачи имущества, имущественных прав, совершения действий имущественного характера становится вымогательством, лишь когда оно подкреплено, сопровождается угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Насилие, которым при вымогательстве угрожают либо которое применяют, может быть как опасным, так и не опасным для жизни и здоровья. Насилие может быть применено, а угроза его применения, соответственно, выражена по отношению не только к потерпевшему или его близким, но и к иным лицам; для вменения в последнем случае указанного признака надо установить, что при этом виновный рассчитывал оказать на потерпевшего соответствующее воздействие.
Угроза не уничтожением либо повреждением, а удержанием похищенного самим лицом либо другими лицами имущества признаков вымогательства не содержит. Если лицо за вознаграждение передает потерпевшему похищенный другими лицами автомобиль, такие действия некоторыми юристами предлагается расценивать как преступление, предусмотренное ст. 175 УК, что, однако, вызывает возражение, поскольку, по смыслу этой нормы, сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, не предполагает отнесение к такому сбыту возвращение его собственнику.

Исходя из позиции Пленума ВС РФ под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, понимается угроза разглашения сведений о совершенном потерпевшим или его близкими правонарушении, а равно иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству, подорвет репутацию потерпевшего или его близких; при этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения. В указанном разъяснении использован объективный критерий определения сведений как позорящих, т.е. они должны представляться такими с позиций общественной морали, а не только самого потерпевшего. Поэтому угроза разглашения, напротив, благородных поступков потерпевшего, например его участия в благотворительной деятельности или помощи престарелым родственникам (когда, допустим, соответствующие расходы он хочет утаить от членов своей семьи), к угрозе как признаку вымогательства отнести нельзя. Если только, конечно, оглашение подобных сведений, не носящих позорящего характера, не причиняет существенного вреда правам или законным интересам потерпевшего или его близких — тогда это угроза разглашения не позорящих, а иных указанных в ст. 163 УК сведений.

К иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близким, относятся, любые сведения, составляющие охраняемую законом тайну. В случае распространения такой тайны действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений предусмотренных частями ст.ст. 128.1, 137, 155 или 183 и статьи 163 УК РФ.

Угроза разглашения сведений о действительно совершенном лицом преступлении относится к угрозе распространения позорящих сведений. Угроза распространения позорящих сведений включает и угрозу сообщения в правоохранительные органы о действительно либо якобы совершенном потерпевшим либо его близкими преступлении.

Угроза, по замыслу виновного, должна оказать воздействие на потерпевшего, который в результате передаст свое или находящееся в его ведении либо под его охраной имущество, передаст право на имущество (также не обязательно, чтобы субъектом такого права был сам потерпевший), совершит иные действия имущественного характера в пользу виновного. В отличие от угрозы насилием, угроза разглашения указанных в ст. 163 УК сведений только тогда становится признаком вымогательства, когда эти сведения заведомо для виновного касаются потерпевшего, его близких, но не иных лиц.
Под близкими потерпевшему лицами, согласно позиции Пленума, следует понимать близких родственников, перечисленных в п. 4 ст. 5 УПК, а также иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему. а также лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим, или лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

В случае если о потерпевшем или его близких оглашены сведения заведомо клеветнического характера, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 163 и 128.1 УК

Угроза применения насилия при вымогательстве может быть реализована немедленно после ее выражения, например, в случае первоначального отказа потерпевшего в дальнейшем передать виновному имущество, когда насилие применяется с целью добиться изменения позиции потерпевшего и получить его согласие на передачу в будущем имущества, в том числе путем получения от него расписки о наличии несуществующего в действительности долга. Насилие также может подкреплять соединенную с соответствующим требованием угрозу, в этом случае виновный угрожает продолжить применение насилия. Применение при вымогательстве насилия квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК (в отсутствие иных квалифицирующих обстоятельств). Если угроза насилием не имеет целью принуждение потерпевшего к передаче имущества и др., а применяется для запугивания других лиц, с целью сокрытия факта вымогательства, из мести за отказ выполнить требования вымогателя и т.д., такое насилие как признак вымогательства не рассматривается.
Вымогательство, исходя из позиции Пленума, является оконченным с момента предъявления соединенного с соответствующей угрозой требования о передаче имущества и др. . Однако последующее завладение имуществом потерпевшего не требует дополнительной квалификации. В то же время если вымогатель осведомлен о том, что вымогает имущество, которое адресату соединенных с угрозой требований не принадлежит, но находится в его ведении либо под его охраной, и если лицо, выполняя соединенные с соответствующей угрозой требования, передает вымогателю такое имущество, то в отсутствие условий крайней необходимости (крайняя необходимость отсутствует, когда, например, потерпевший имел возможность в целях предотвращения реализации угрозы вымогателя обратиться в правоохранительные органы, но не сделал этого) сам потерпевший должен нести ответственность за хищение, а вымогатель — за преступление, предусмотренное ст. 163 УК, и за соучастие в указанном хищении. В данном случае корыстная цель потерпевшего выражается в том, что он за счет чужого имущества обогащает соучастника хищения .

При решении вопроса о моменте окончания вымогательства так же, как при квалификации разбоя , возникает вопрос о возможности покушения на совершение этого преступления. Обычно суды, отрицая возможность подобной квалификации, указывают на формальность состава вымогательства и наличие в доказанном деянии виновного таких признаков состава, как выражение соответствующих имущественных требований, соединенных с описанной в законе угрозой .

Вместе с тем требование совершения действий имущественного характера (включая передачу имущества или права на него), соединенное с соответствующей угрозой, подразумевает доведение его до сведения адресата. Тогда как указанные действия в виде «угрожающих требований» могут начать совершаться, но адресата так и не достичь. Например, когда виновный направляет сопровождаемое угрозами требование в виде письма, в том числе электронного, но содержание послания до адресата не доходит в связи со смертью последнего или, скажем, когда указанные действия оказываются выявленными службой безопасности компании, письмо удаляют из почты адресата, о чем ему, однако, дабы не беспокоить, не сообщают, принимая меры по обнаружению вымогателя и пресечения его деятельности. Действия виновного при таких обстоятельствах должны квалифицироваться как покушение на вымогательство.
При исчислении крупного и особо крупного размера вымогательства исходить из общей стоимости имущества, имущественных прав, иной имущественной выгоды (например, полученной в результате неоплаты предоставленных услуг), которые планировал приобрести вымогатель в результате своих требований, можно лишь в случае, когда преступление «совершено с единым умыслом в отношении одного и того же лица» . При этом нельзя учитывать стоимость имущества, поврежденного или уничтоженного вымогателем.

Применение при вымогательстве насилия в виде умышленного нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, а также в виде причинения легкого или средней тяжести вреда здоровью лица, к которому было обращено соответствующее требование, или иных лиц квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК (в отсутствие иных квалифицирующих обстоятельств) и дополнительной квалификации не требует. Если в результате примененного насилия причинен тяжкий вред здоровью указанных лиц, которые, соответственно, будут признаны потерпевшими, пусть «угрожающее требование» было адресовано не всем из них, а только собственнику вымогаемого имущества (обладателю права на имущество и т.д.), охраняющему данное имущество лицу и т.д., такие действия квалифицируются по п. «в» ч. 3 ст. 163 УК (в отсутствие иных квалифицирующих обстоятельств).
Говоря о соотношении вымогательства, с одной стороны, и насильственного грабежа и разбоя — с другой, Пленум указал, что при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, в то время как при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, в то время как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.Если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, при наличии реальной совокупности преступлений эти действия в зависимости от характера примененного насилия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой.
Если исходить из того, что вымогательство обязательно преследует цель обогащения: а) виновного, б) его соучастников либо в) близких ему лиц — за счет имущества потерпевшего либо за счет экономии при безвозмездном получении от потерпевшего не оплачиваемых виновным и указанными лицами услуг и т.п., то по ст. 179 УК должно квалифицироваться и принуждение к совершению полностью либо частично безвозмездной для потерпевшего сделки, которое причиняет имущественный вред потерпевшему, но обогащает при этом тех лиц, которые не относятся к названным трем категориям .
При разграничении вымогательства и самоуправства применяются правила квалификации, приведенные Пленумом для отграничения от самоуправства хищений в различных его формах

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *