Ходатайство о прекращении уголовного дела по ст.160 УК РФ

Следователю по ОВД ГСУ СК России
по _________ области

СМЫКОВУ Семёну Семёновичу

 

Адвоката ______________

в защиту Ивченко Ивана Ивановича

по уголовному делу № 12200000000011

 

ХОДАТАЙСТВО

о прекращении уголовного дела

(в связи с отсутствием состава преступления)

В производстве ГСУ СК России по ____ области находится уголовное дело
№ 122000000000011 по обвинению Иванова и Петрова в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ.

Следствие утверждает, что Иванов, являясь единственным учредителем и бенефициаром ООО «Ромашка», совместно с генеральным директором данной компании Петровым похитили вверенное им имущество – денежные средства ООО «Ромашка», находящиеся на банковском счете ООО «Ромашка», купив производственное оборудование, поставив его на баланс ООО «Ромашка», но установив его в помещении ООО «Василек», бенефициаром которого являлся также Ивченко.

Дело возбуждено по заявлению нового учредителя и руководителя ООО «Ромашка».

Защита убеждена, что утверждения следствия несостоятельны, а в действиях обвиняемых отсутствует состав хищения.

  1. Иванов действовал в целях осуществления своего предполагаемого права на имущество ООО «Ромашка», что исключает в его и действиях Петрова признаков хищения.

Пленум Верховного Суда РФ в абзаце втором пункта 26 постановления от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» пишет, что от хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество.

Под предполагаемым правом понимается такое право, которое не принадлежит в действительности субъекту на законном основании, но на которое он ошибочно рассчитывает. При этом расчет лица обязательно должен иметь какие-либо объективные предпосылки.

Согласно ч. 1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. То есть, следуя формальной логике, собственником имущества юридического лица является само юридическое лицо.

Однако, согласно предъявленному обвинению и обстоятельствам уголовного дела, Иванов в период инкриминируемого деяния являлся стопроцентным учредителем
ООО «Ромашка», который согласно п. 8 ст. 63 ГК РФ и ст. 8 Федерального закона
«Об обществах с ограниченной ответственностью» получает имущество в случае ликвидации компании. Согласно бухгалтерскому балансу за инкриминируемый период,
ООО «Ромашка» не имела какой-либо кредиторской задолженности. Соответственно,
все имущество на тот период при возможной ликвидации ООО «Ромашка», которая в силу п. 2 ст. 61 ГК РФ могла произойти по решению Иванова как единственного учредителя, перешло бы Иванову на основании п. 8 ст. 63 ГК РФ.

Отмечу логическое противоречие, содержащееся в предъявленном обвинении.
С одной стороны следствие утверждает, что он является бенефициаром (фактическим владельцем) ООО «Ромашка», а с другой – что он имел умысел похитить имущество данной компании. Из первого утверждения следствия прямо следует, что Иванов не мог не считать имущество ООО «Ромашка» своим.

Таким образом, имеются все объективные основания считать, что у Иванова в инкриминируемый период имелось предполагаемое право на имущество ООО «Ромашка», что исключает в его и действиях Петрова умысел на причинение ООО «Ромашка» имущественного ущерба. Единственный учредитель Иванов и руководитель Петров не могут нести уголовную ответственность за последствия, наступившие для
ООО «Ромашка», в результате исполнения ими своих корпоративных и управленческих функций.

  1. Следствие не раскрывает, в чем заключается незаконность инкриминируемых действий Иванова и Петрова.

В абз. 3 п. 24 Пленума № 48 отмечено, что как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

Противоправность как необходимый признак данного преступления означает противоречие изъятия чужого имущества требованиям гражданского и иных отраслей законодательства, которые регламентируют основания и порядок передачи имущества от одного субъекта оборота к другому.

Соответственно, следственному органу необходимо обязательно указать в существе обвинения конкретные нормы гражданского права, нарушенных Ивченко и Петровым. Однако следствие не раскрывает, в чем заключается противоправность действий обвиняемых, какие нормы законодательства они нарушили при совершении инкриминируемого деяния.

Как уже указано выше, у Ивченко имелось предполагаемое право на имущество
ООО «Ромашка» в инкриминируемый период, и он обоснованно предполагал его своим.
В этой связи действия Ивченко и Петрова не могут являться противоправными.

  1. ООО «Ромашка» не причинен имущественный ущерб, поскольку оборудование находится на балансе данного общества.

По смыслу закона под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному законному владельцу.

Из материалов уголовного дела и предъявленного обвинения следует, что Петров в пределах своих полномочий генерального директора ООО «Ромашка» заключил договор на выполнение работ по устройству оборудования в помещении ООО «Василек».

Следствие исходит из того, что раз оборудование установлено в помещении другой организации, то таким образом ООО «Ромашка» причинен имущественный ущерб.

Между тем, факт установления производственного оборудования не в помещении ООО «Ромашка», а на ином объекте, не свидетельствует о безвозмездности расходования безналичных денежных средств ООО «Ромашка».

Установлено, что указанное оборудование поставлено на баланс и включено в состав основных средств ООО «Ромашка», которое является собственником указанного имущества независимо от места его нахождения и не лишено возможности истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Таким образом, объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, предполагающая безвозмездность хищения, по данному делу отсутствует.

Следует отметить, что никаких препятствий для реализаций полномочий собственника в отношении данного имущества Петров и Ивченко не предпринимали. Равно, новые учредители и руководство ООО «Ромашка» не предпринимало попыток истребовать данное имущество из владения третьего лица в гражданско-правовом порядке. При том, что местонахождение имущества, лицо, его эксплуатирующее, потерпевшему известны.

  1. Иванов не является субъектом инкриминируемого преступления.

а. Согласно п. 23 Постановления № 48 содеянное хищение может квалифицироваться как растрата только тогда, когда лицу вверено чужое «похищенное» имущество, а виновный обладает полномочиями по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении такого имущества.

В силу же п. 28 указанного Постановления растрату надлежит считать совершенной группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более лица, отвечающие признакам специального субъекта этого преступления.

Иванов же признакам специального субъекта – лица, которому вверено имущество и по отношению к которому он обладает распорядительными полномочиями – не отвечает. Полномочия учредителя, в силу гражданского законодательства и позиции судов,
не тождественны правам и обязанностям Общества. Редакция Устава ООО «Ромашка» в инкриминируемый период предусматривает, что только генеральный директор обладал административно-хозяйственными функциями по отношению к имуществу данного общества. Иванов же как единственный учредитель даже не обладал доверенностью на совершение таких полномочий. В этой связи имущество ООО «Ромашка» не было вверено Иванову, поэтому он не является субъектом и соисполнителем данного преступления, а групповой квалифицирующий признак вменен излишне.

б. Равно не обоснован подход следствия о том, что Иванов использовал свое служебное положение.

В п. 29 Постановления № 48 отмечено, что под лицами, использующими свое служебное положение при совершении растраты, следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным пунктом 1 примечаний к статье 201 УК РФ. Такими лицами являются те, кто обладает организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями, в том числе в коммерческих организациях.

Вместе с тем, как следует из обвинения, Иванов являлся лишь учредителем
ООО «Ромашка» и ООО «Василек». Он не обладал служебными полномочиями, включающими организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, не обладал полномочиями по совершению юридически значимых действий, поскольку единоличным исполнительным органом в ООО «Ромашка» был директор Петров, который не был номинальным руководителем данной организации.

Фактические обстоятельства и материалы дела не содержат данных о том, что Иванов обладал полномочиями по финансово-хозяйственной деятельности указанного юридического лица, распоряжению, управлению обществов, а также иными организационно-распорядительными, либо административно-хозяйственными функциями.

Поэтому утверждения следствия, что Иванов являлся субъектом данного преступления и использовал свое служебное положение, несостоятельны.

 На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 119 и 120 УПК РФ,

ПРОШУ:

Прекратить уголовное дело № 12100000000001 в связи с отсутствием в действиях Ивченко и Петрова состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ

 

Адвокат (защитник)                                                                        ________________________

21.09.2022

 

(0)