ЗАЩИТА ПРАВ ИНВАЛИДОВ

ЗАЩИТА ПРАВ ИНВАЛИДОВ

Меры правового характера в системе социальной защиты инвалидов определены как в международных документах, так и в национальном законодательстве отдельных стран. Все они направлены на создание в государстве для инвалидов возможностей для нормальной жизнедеятельности, в том числе для реализации предоставленного Конституцией РФ всем гражданам страны права на труд, на социальное обеспечение, на охрану здоровья и др. Так, Конвенция МОТ N 159 о профессиональной реабилитации и занятости инвалидов, принятая 20 июня 1983 г. (ст. 2 — 4, 8), обращает внимание на необходимость учитывать принцип равенства возможностей инвалидов и трудящихся в целом, в том числе мужчин и женщин. Особое внимание уделено организации и оценке служб профессиональной ориентации, профессионального обучения, трудоустройства, занятости.

Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов изложены в Резолюции 48/96 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 декабря 1993 г. В них подчеркивается, что инвалиды и их организации являются полноправными партнерами в обществе.
Основополагающим международным актом в рассматриваемой сфере можно назвать Конвенцию о правах инвалидов, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 г. Провозглашено право инвалидов на жизнь, образование, труд, на наиболее достижимый уровень здоровья, доступ ко всем видам услуг, равенство со всеми другими гражданами перед законом и доступ к правосудию и т.д. (ст. 5, 10, 12, 13, 23 — 25, 27, 28 и др.).
Рекомендации международных документов восприняты многими российскими нормативными правовыми актами. Основные из них: Трудовой и Жилищный кодексы РФ, ФЗ РФ от 17 июля 1999 г. 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», -ФЗ «О ветеранах», ФЗ РФ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», ФЗ РФ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» (далее — Закон о социальном обслуживании инвалидов),ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
Трудовой кодекс РФ устанавливает для инвалидов определенные гарантии в сфере труда (ст. 95, 99, 128 и др.).

В Законе о социальной помощи речь идет о социальных услугах, предоставляемых инвалидам различных категорий, включая инвалидов войны, детей-инвалидов.

Инвалидам войны особое внимание уделено в Законе о ветеранах. Например, они имеют льготы по пенсионному обеспечению, при улучшении жилищных условий и установке квартирного телефона, оплате жилой площади и оплате коммунальных услуг; право на получение медицинской помощи в медицинских организациях, к которым были прикреплены в период работы до выхода на пенсию, профессиональное обучение.

Закон об инвалидах гарантирует данной категории граждан России (помимо того, о чем уже было сказано выше) оказание квалифицированной медицинской помощи, обеспечение беспрепятственного доступа к информации, к объектам социальной инфраструктуры, ежемесячные денежные выплаты, социально-бытовое обслуживание (ст. 9 — 11.1, 13 — 15, 17, 28 — 28.1).

Закон о социальном обслуживании инвалидов дополнительно предусматривает право этой категории граждан на осуществление трудовой деятельности в стационарных учреждениях социального обслуживания, получение отпуска продолжительностью 30 календарных дней (ст. 13).

Как видно даже из перечисленного выше, российское законодательство предусматривает широкие возможности для обеспечения нормальной жизнедеятельности лиц, имеющих стойкую утрату трудоспособности, но, к сожалению, далеко не всегда оно определяет конкретный механизм реализации этих возможностей, ряд правовых норм вообще носит декларативный характер. На проблемы, связанные с реализацией прав инвалидов, неоднократно указывал в своих ежегодных докладах Уполномоченный по правам человека в России. Не получив разрешения своих проблем в учреждениях государственной власти и управления, инвалидам приходится обращаться за судебной защитой своих прав.
Анализ судебной практики дает основания утверждать, что наиболее часто инвалиды имеют претензии к медико-социальной экспертизе, устанавливающей инвалидность, обеспечению их техническими средствами, оказанию им квалифицированной медицинской помощи, предоставлению путевок на санаторно-курортное лечение, жилплощади и земельных участков.
.
Согласно ст. 15 Закона об инвалидах планировка, строительство и реконструкция административных и жилых зданий и сооружений осуществляются с учетом приспособлений для доступа лиц с ограниченными возможностями здоровья. На практике это требование закона никогда не соблюдалось должным образом. В настоящее время при входе в административные здания пандусы уже стали появляться, но в многоквартирных жилых домах, в которых проживают собственники квартир, с оборудованием пандусов возникают трудности. Причина в том, что в соответствии с ч. 2 ст. 36 Жилищного кодекса РФ собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом своего дома. Поэтому и вопрос установки пандуса должен решаться на общем собрании собственников.

Фонд социального страхования РФ довольно часто является ответчиком по гражданским делам при обращениях инвалидов в суд, поскольку финансовое обеспечение многих прав инвалидов осуществляется за счет средств, находящихся в его распоряжении. Это касается и путевок на санаторно-курортное лечение, которые полагаются инвалидам.

Условиями для предоставления путевки на санаторно-курортное лечение являются, во-первых, обращение с заявлением лица, имеющего право на ее получение, и, во-вторых, наличие медицинских документов, необходимых для предоставления путевки на санаторно-курортное лечение. Доводы ответчика о недостаточности финансирования и большое количество лиц, имеющих право на данный вид льгот при наличии у гражданина права на обеспечение путевкой на санаторно-курортное лечение, не являются основаниями для отказа инвалиду в судебной защите таких прав.

Анализ действующего законодательства, регулирующего правоотношения сторон в рассматриваемой сфере, свидетельствует: право инвалида на получение санаторно-курортного лечения в качестве средства реабилитации не ставится в зависимость от наличия или отсутствия в данном регионе иных лиц, нуждающихся в таком лечении. В Законе о социальной помощи также нет положения о получении гражданином путевки в порядке очередности. Есть основания утверждать, что право на санаторно-курортное лечение при наличии медицинских показаний как средство реабилитации инвалида должно реализовываться ежегодно и без каких-либо условий.

Судебная защита прав инвалидов требует обобщения в виде постановления Пленума Верховного Суда РФ, в котором давались бы разъяснения по спорным вопросам применения законодательства о правах инвалидов. В настоящее время есть лишь отдельные решения высшей судебной инстанции по гражданским делам, истцом в которых выступают инвалиды.

Особое значение для правоприменительной практики имеет признание Верховным Судом РФ недействующими отдельных норм, содержащихся в подзаконных нормативных актах. В данном случае можно вспомнить решения Верховного Суда РФ от 23 января 2007 г. и от 10 июля 2001 г.

В первом случае признан частично недействующим п. 5 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56 (с последующими изменениями и дополнениями). Этим самым устранено противоречие между нормами ведомственного акта и абз. 17 и 18 ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», что очень важно для лиц, претендующих на возмещение вреда из средств обязательного социального страхования. В нарушение законодательных норм п. 5 Временных критериев позволял учитывать не только способность потерпевшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии, но и способность застрахованного к выполнению иной работы, как равноценной ей по квалификации и оплате, так и менее квалифицированной работы.

Вторым из упомянутых решений Верховного Суда РФ признан недействующим п. 28 Перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 28 декабря 2011 г. N 1690н. Он предусматривал отнесение к видам высокотехнологичной медицинской помощи лечение больных (старше 18 лет) с выраженными двигательными, чувствительными, координаторными расстройствами при посттравматических (в том числе послеоперационных) поражениях головного и спинного мозга в раннем восстановительном периоде (до 1 года) с использованием роботизированной механотерапии, прикладной кинезотерапии. Верховный Суд РФ посчитал, что содержание п. 28 Перечня ограничивает возможности лечения больных с указанными видами заболеваний до 1 года, поскольку дальнейшее лечение заболевания при участии финансирования государства невозможно.
Устраняя коллизии правовых норм, обращая внимание на их редакционные неточности, Верховный Суд РФ, по сути, хотя и косвенным образом, участвует в регулировании правовых отношений по обеспечению прав инвалидов. При дальнейшем внесении изменений в законодательные акты разъяснения Верховного Суда РФ, несомненно, принимаются во внимание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *