Заявление о провокации

Заявление подсудимого о провокации

Суды обязаны рассматривать любое спорное заявление о провокации преступления с учетом практики ЕСПЧ
Имеется следующая судебная практика По одному из уголовных дел защитник в апелляционной жалобе просил отменить обвинительный приговор, указывая на нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и запрет провокации со стороны правоохранительных органов. В нарушение этого запрета сотрудники УФСБ, выявив факт противоправной деятельности подсудимого и возбудив уголовное дело, не пресекли его действия, а спровоцировали приобретение им наркотических средств.
Судебная коллегия указала, что ст. 6 Конвенции , гарантирующая право на справедливое судебное разбирательство, в толковании ЕСПЧ запрещает использовать доказательства, полученные незаконным путем, в том числе в результате провокации или подстрекательства со стороны оперативных сотрудников полиции.
В связи с этим Судебная коллегия признала необходимыми применить в данном деле критерии оценки законности получения доказательств, выработанные ЕСПЧ при рассмотрении жалоб на провокацию следственных органов и изложенные в решениях данного суда сославшись на постановление от 24.04.2014 года по делу «Лагутин против России. По данной жалобе ЕСПЧ указал на роль судов обратил особое в рассмотрении тех уголовных дел, в которых подсудимые заявляют о подстрекательстве к совершению преступлений. Суды обязаны рассматривать любое заявление о провокации. Обязанность опровержения такого заявления лежит на обвинении. Суд обязан проверить основания проведения ОРМ, роль сотрудников полиции в совершении преступления, а также характер провокации или любого рода давления в отношении заявителя.
Судебная коллегия признала вывод суда об отсутствии провокации со стороны следственных органов обоснованным и отвечающим правовым позициям ЕСПЧ, указав, что оспариваемые ОРМ проведены в отношении осужденного в марте 2013 года, в то время как действия, направленные на контрабанду наркотиков, были совершены им еще в сентябре-октябре 2012 года.
Таким образом, умысел на совершение преступлений сформировался у С самостоятельно, независимо от действий сотрудников, осуществляющих ОРД.
Указанные в жалобе оперативно-розыскные мероприятия проведены в целях раскрытия уже совершенного преступления и выявления лиц, его совершивших. Согласно правовым позициям ЕСПЧ правоохранительные органы в данном деле следует считать «присоединившимися» или «проникшими» в преступную деятельность, а не инициировавшими таковую.
Вопреки доводам жалобы осужденного, факт провокации со стороны сотрудников П. и Г., действовавших при передаче посылки с муляжом наркотиков осужденному под контролем органов ФСБ, не нашел своего подтверждения, поскольку в судебном заседании установлено, что указанные лица вместе с осужденным совершали действия, направленные на контрабанду наркотиков, еще до возбуждения данного уголовного дела и проведения ОРМ.
Из материалов дела следует, что в ходе проведения ОРМ осужденный сказал Г. принести ему закопанные во дворе П. почтовые отправления, что последний и сделал.
При этом из содержания разговоров осужденного с П. и Г. следует, что последние не склоняли его к совершению преступления путем уговоров, просьб и т. п., а лишь сообщили о нахождении у них наркотических средств, заказанных осужденным. Поэтому доводы жалобы адвоката со ссылкой на показания Г. о том, что «его поймали и принудили» передать посылки осужденному сотрудники ФСБ, не свидетельствуют о провокации в действиях оперативных сотрудников, поскольку умысел осужденного на приобретение наркотиков сформировался независимо от действий данных сотрудников.(апелляционное определение ВС РФ от 07.07.2015 № 93-АПУ15-1СП

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *