Недопустимость совмещения оперативно-розыскной и процессуальной деятельности при проверке сообщений о преступлениях

Недопустимость совмещения оперативно-розыскной и процессуальной деятельности при проверке сообщений о преступлениях

Недопустимость совмещения оперативно-розыскной и процессуальной деятельности при проверке сообщений о преступлениях является существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, а именно нарушением требований части 2 статьи 41 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Согласно этой норме, запрещается возлагать обязанности по проведению дознания на лицо, которое ранее проводило или продолжает проводить оперативно-розыскные мероприятия по данному уголовному делу. В судебной практике некоторые судьи расширительно толкуют часть 2 статьи 41 УПК РФ, фактически приравнивая проверку сообщений о преступлениях и проведение следственных действий до возбуждения уголовного дела к предварительному расследованию в форме дознания. В этом случае протоколы следственных действий, проведённых в ходе проверки сообщений о преступлениях сотрудниками, занимающимися оперативно-розыскной деятельностью, могут быть признаны недопустимыми доказательствами. Однако другие судьи не применяют часть 2 статьи 41 УПК к этапу проверки сообщений о преступлениях.

В некоторых регионах сложилась практика, когда оперативные сотрудники уголовного розыска выезжают по сообщению о совершении преступления, проводят ОРМ и один из этих сотрудников оформляет протокол осмотра места происшествия, как и/о дознавателя, а после этого проводит доследственную проверку, включая назначение экспертизы. Многие судьи эти нарушения не признают существенными, и отказывают в признании полученных в ходе проверки доказательств недопустимыми.

Участие следователя в оперативно-розыскных мероприятиях, бесспорно, влечет полученные им доказательства недопустимыми. В моей адвокатской практике Председатель ВС РФ по надзорной жалобе отменил приговор суда первой инстанции и судебные акты вышестоящих инстанции со ссылкой на ч.2 ст.41 УПК РФ, по тем основаниям, что следователь принимал участие в проведении контрольной закупке наркотиков, ведя  видеосъемку  ОРМ. Надо отметить, что все нижестоящие судебные инстанции доводы защиты относительно того, что следствие проводилось неуполномоченным должностным лицом, отклонялись, по тем мотивам, что якобы следователь вправе в ходе расследования присутствовать при проведении ОРМ.

(10)