Изъятие и истребование предметов и документов в ходе проведения доследственной проверки

Изъятие и истребование предметов и документов в ходе проведения доследственной проверки

Если говорить коротко, то как бы ни были получены сведения, предметы и (или) документы, предусмотренным процессуальным законодательством способом либо не процессуальным способом, — суды все равно  признают их допустимыми доказательствами.

Суды признают допустимым доказательством предметы, которые изымаются путем осмотра места происшествия  проведенного  в порядке ст.144 УПК РФ, несмотря на то, что фактически никакого осмотра не было, а его процессуальное оформление использовалось для изъятия вещьдоков.

Суды считают допустимым получения вещественных доказательств путем оформления акта личного досмотра гражданина. Доводы защиты о том, что по факту проводится личный обыск  без разрешения суда, необходимости в его проведении не было, кассационные суды не принимают. Суды указывают, что проводился не обыск о осмотр в соответствии со ст.176,177 УПК РФ, в присутствии понятых, после задержания подозреваемого. Проведение досмотра до возбуждения уголовного дела также не влияет на признание данного доказательства недопустимым, поскольку согласно ч. 1 ст. 144 УПК  РФ при проверке сообщения о преступлении дознаватель вправе изымать предметы в установленном УПК РФ порядке.

Акт изъятия  суды признают допустимым доказательством, указывая, что  возможность изъятия и истребования предметов и документов, предусмотренную ч. 1 ст. 144 УПК РФ.

Более того суды признают законным, а полученные доказательства  допустимым последующий осмотр электронных носителей и полученную в ходе него  информацию, вещественные доказательства, так же  лишь ссылкой на ч. 1 ст. 144 УПК РФ

Такие выводы делают кассационные суды несмотря на то, что  в соответствии с п. 6 ч.2 ст.29 УПК РФ, только суд правомочен принимать решение о производстве личного обыска Исключением являются случаи  личного досмотра при задержании подозреваемого или в ходе обыска в помещении, где находится иное лицо, скрывающее при себе доказательства (ч. 2 ст. 184 УПК).

Добровольная выдача в присутствии понятых фактически является выемкой,  которая проводится в порядке ст.183 УПК РФ.

Нередко сотрудники полиции просто направляю запрос на выдачу им документов либо предметов, которые потом признаются вещественными доказательствами. Кассационные суды так же считают это правомерным.

Суды игнорируют доводы защиты о том, что, когда таким образом получают электронные версии документов и видеозаписи, имеются сомнения в их в неизменности, так как  отсутствовало надлежащее процессуальное изъятие и надлежащая упаковка. К сожалению, получение предметов и документов по запросу не самый яркий пример упрощения процесса получения доказательств, и суды признают его допустимым. По одному уголовному делу оперативный работник просто составил рапорт о том, что законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего скопировал файлы с мобильного телефона на CD диск и передал его ему. Из материалов уголовного дела было совсем неясно, кто и когда этот диск упаковал.

Кассация посчитала, что уж если ч. 1 ст. 144 УПК РФ предусматривает изъятие предметов и документов, то сделать это можно в любом виде, даже путем приложения этих документов к объяснению, рапорту.

Таким образом, суды  всех инстанций склонны оставлять среди доказательств, полученных в ходе доследственной проверки, даже те, что добыты способом, не предусмотренным процессуальным законодательством.

Такое происходит, поскольку Российское процессуальное законодательство  предусматривает разделение досудебного производства на две самостоятельные стадии, очевидно, что это дает возможность правоохранительным органам  легально получать доказательства до возбуждения уголовного дела не процессуальным путем.

(6)