Фактическое задержание     

                                           Фактическое задержание

Мера принуждения- задержание, затрагивает права и свободы граждан, в том числе одно из основных прав — на свободу передвижения.

Задержание  это наиболее сложная для понимания мера принуждения, так как в законе она регламентирована недостаточно.  Единый процессуальный порядок задержания лица по подозрению в совершении преступления отсутствует. Разночтения возникают при разграничении моментов фактического (физического) и процессуального (юридического) задержания, исчислении сроков данной меры принуждения. Однако, срок задержания напрямую затрагивает конституционные права граждан так как он определяет начало исчисления ряд процессуальных действий:

  1. составление протокола задержания не позднее трех часов с момента доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю;
  2. соблюдение срока не более 48 часов при задержании;
  3. допрос задержанного лица не позднее 24 часов;
  4. представление документов в суд при избрании лицу меры пресечения;
  5. продление срока содержания лица под стражей на срок до 72 часов с момента вынесения судебного решения;
  6. гарантированное право задержанному лицу на телефонный разговор не позднее трех часов с момента его доставления;
  7. предъявление обвинения подозреваемому не позднее 10 суток с момента задержания, если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу.

Установление срока фактического задержания является фундаментом для последующего производства по делу в целом.

В юридической науке имеются различные взгляды на то, что является фактическим задержанием. Одни юристы полагают, что началом фактического задержания считает составление протокола задержания и с этого момента начинает исчисляться срок 48 часов .

Другие  полагают, что моментом фактического задержания является принятие решения о взятии под стражу лица, доставленного в орган дознания, к следователю или прокурору.

По мнению ряда других юристов момент фактического задержания и срок следует исчислять с момента доставления лица к следователю (дознавателю).

Однако со всеми этими многие не согласны так как  детальный анализ норм УПК показывает, что законодатель дифференцирует понятия «момент фактического задержания», «момент доставления», «момент составления протокола».

Пункт 15 ст. 5 УПК РФ определяет, что момент фактического задержания — это момент произведенного в порядке, установленном УПК, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. Следовательно, момент захвата, например, на месте происшествия и момент фактического задержания, согласно данному определению, не совпадают, так как процессуальное оформление лишения свободы лица на срок 48 часов предполагает составление протокола задержания и имеет место после возбуждения дела.

Момент лишения свободы передвижения лица так же можно оценивать по-разному. Его можно трактовать как физическое задержание (удержание, поимка, захват лица на месте происшествия, или  как момент доставления в правоохранительный орган. Кроме того его можно трактовать как лишение свободы  передвижения лица можно отсчитывать с момента доставления к следователю. Фактическим задержанием можно считать составление протокола или помещение в ИВС. Таким образом в законодательном определении фактического задержания подозреваемого нет однозначного указания на данный момент. Это не способствует единообразной практике задержания.

Возникает ряд вопросов:

  1. Какое время нужно записывать в протоколе задержания: момент доставления лица к следователю, дознавателю или момент физического захвата сотрудниками полиции?
  2. Какова разница между временем фактического задержания лица, указанным в протоколе, и временем процессуального задержания?
  3. Как учитывать время ограничения передвижения лица?

Все эти вопросы закон оставляет без ответа. Определение момента фактического задержания при доставлении задержанного в орган дознания или к следователю остается на усмотрения правоприменителя.

На практике часто возникают споры о моменте задержания, и подозреваемые (обвиняемые) обжалуют исчисление процессуальных сроков в связи с неправильным определением этого момента. Как показывает практика обжалования, суды в большинстве случаев начало течения срока задержания исчисляют с момента фактического лишения свободы передвижения. Такова же позиция ЕСПЧ по данному вопросу, равно как и буквальное толкование посвященной определению момента начала задержания нормы УПК РФ.

Физический захват лица учитывается, хотя отрезок между физическим захватом, доставлением и составлением протокола закон не регулирует. Гарантией прав и свобод, личной неприкосновенности граждан выступает исчисление срока задержания не с момента доставления в полицию, к следователю или с момента уголовно-процессуального задержания, а с момента ограничения свободы  лица. Физический захват и доставление не всегда перерастают в процессуальное задержание подозреваемого. Большинство же освобождаются за отсутствием основания или мотивов задержания.

Закон не обязывает сотрудников правоохранительных органов разъяснять основные права задержанного в момент фактического захвата.

Соответственно, у задержанного лица нет правового статуса, доступа к квалифицированной помощи защитника, реализации иных прав лица, подозреваемого в совершении преступления. То есть в этот момент лицо не обладает соответствующим процессуальным статусом и может воспользоваться правом на защиту только по аналогии закона.

Чтобы обеспечить права и свободы лица, необходимо исчислять срок задержания именно с момента физического захвата (фактического ограничения свободы лица), с момента, когда лицо лишено возможности передвигаться и распоряжаться своим жизненным пространством, независимо от продолжительности доставления подозреваемого, времени взятия объяснения с лица, подозреваемого в совершении преступления, органом дознания. Лишение свободы без ее фиксации является нарушением гарантии ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский суд по правам человека признает грубейшим нарушением тот факт, если задержание не было зафиксировано должным образом.

На основе анализа судебной практики, международного законодательства следует, что срок задержания нужно исчислять с момента физического захвата лица, ограничения его свободы.

При составлении протокола задержания необходимо установить время фактического задержания лица и зафиксировать его в протоколе задержания. Это время фиксируется в протоколе об административном задержании в соответствии со ст. 27.4 КоАП, в Книге учета лиц, доставленных в дежурную часть территориального органа МВД России, в соответствии с приказом МВД от 30.04.2012 №  389, в рапорте сотрудника органа внутренних дел, в объяснениях лиц, присутствующих при физическом захвате лица (фактическом ограничении свободы лица). Необходимо истребовать один из документов при передаче подозреваемого лица сотрудником органа дознания следственным органам);

  1. установить и зафиксировать время составления протокола задержания;
  2. произвести само задержание лица, подозреваемого в совершении преступления;
  3. разъяснить права лица, подозреваемого в совершении преступления;
  4. предоставить защитника лицу, подозреваемому в совершении преступления;
  5. произвести личный обыск лица, подозреваемого в совершении преступления;
  6. обеспечить лицу право на телефонный разговор;
  7. сообщить прокурору о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления;
  8. допросить задержанного.

Таким образом, когда суд рассматривает ходатайство о заключении под стражу, срок задержания исчисляется с момента ограничения свободы передвижения лица. Следователи и дознаватели  не всегда устанавливают время фактического задержания лица, что  влечет отказ в удовлетворении ходатайства об аресте из-за нарушения срока задержания. Необходимо разделить в УАК РФ фактическое (физическое) задержание (до момента начала уголовного судопроизводства) и уголовно-процессуальное удержание (с момента возбуждения дела и начала уголовного процесса)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *