Кассационное производство

Кассационное производство- разъяснения Пленума Верховного Суда

    Кассационное производство в уголовном процессе претерпело существенные изменения с января 2013 года. За это время была наработана определенная судебная практика в ходе, которой были выявлены ошибки допускаемые судом и лицами, подающими кассационные жалобы. В целях единообразного применения закона регулирующего кассационное производство  Верховный Суд РФ дал соответствующие изменения в своем постановлении Пленума №2 от 28.01.2014 года « о применении норм гл.47.1 УПК РФ». Указанный пленум учел и позицию Конституционного Суда по вопросам кассационного  обжалования. 

     В данном Постановлении Пленум дал разъяснения по наиболее актуальным проблемам кассационного производства, выявленным в процессе применения судами новых положений уголовно-процессуального законодательства.

  Обобщение и анализ кассационной практики, наработанной судами в 2013 году, показали, что в целом суди переняли практику прежнего надзорного производства  успешно  перенеся ее на новое кассационное производство.

 Наряду с этим нельзя не отметить, что некоторые нормы главы УПК регулирующей кассационное производство в силу своей новизны вызывают определенные затруднения у судей, что и предопределило необходимость принятия Постановления.

                Субъекты кассационного обжалования

В пункте 2 названного постановления Пленум разъяснены  положения ч. 1 ст. 401.2 УПК которыми урегулирован круг субъектов кассационного обжалования. Необходимость такого разъяснения обусловлена тем, что перечень субъектов обжалования в законе сформулирован законодателем применительно только к одной ситуации, а именно, когда по уголовному делу постановлен оправдательный либо обвинительный приговор. При этом открытым остается вопрос о праве кассационного обжалования для иных лиц, процессуальный статус которых определен в установленном законом порядке.

  В связи с этим Пленум разъяснил судам, что право на обращение в суд кассационной инстанции, помимо тех лиц, которые непосредственно перечислены в названной норме, имеют также обвиняемый, подозреваемый, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено, и другие лица, перечисленные в п. 2 Постановления. Перечень этих лиц не является исчерпывающим.

   Данное разъяснение является важным, но не новым, в отличие, скажем, от разъяснения содержания понятия «иные лица», чьи права и законные интересы затрагиваются, а по существу нарушаются вступившим в законную силу судебным решением. Наделив этих лиц правом кассационного обжалования, законодатель не конкретизировал круг этих лиц.

   В связи с этим ВС разъяснил судам, что к числу «иных» относятся лица, не признанные в установленном законом порядке теми или иными участниками процесса, но, исходя из своего фактического положения, нуждающиеся в судебной защите.

  При этом Пленум акцентировал внимание судов на том, что дознаватель, начальник органа дознания, следователь, руководитель следственного органа, представитель учреждения или органа, исполняющего наказания не относятся к субъектам кассационного обжалования, поскольку судебное решение, вынесенное в отношении того или иного лица, не затрагивает и не может затрагивать права и законные интересы названных публичных должностных лиц.

 Единственным исключением Пленум называет обжалование частного определения (постановления) суда. Данное судебное решение может быть обжаловано в кассационном порядке указанными лицами, но не во всех случаях, а лишь тогда, когда на основании частного определения (постановления) в отношении этого лица может быть возбуждено дисциплинарное производство или применены иные меры, затрагивающие личные интересы данного лица.

                                     Сроки обжалования

В пункте 7 Постановления содержится разъяснение о том, что в годичный срок кассационного обжалования не включается время производства по кассационным жалобе, представлению у судьи суда кассационной инстанции, включая время на истребование уголовного дела.

Данное разъяснение рассчитано главным образом на ситуации, когда стороны обращаются с жалобой, представлением до истечения годичного срока, но этот срок истекает в период производства по жалобе, представлению в первом звене кассационной инстанции (президиуме соответствующего суда), что фактически ограничивает стороны в праве обжаловать судебное решение в ВС РФ.

Под временем производства у судьи в данном случае имеется в виду время со дня поступления кассационных жалобы, представления в суд кассационной инстанции и до дня вынесения судьей решения (постановления) об отказе в передаче жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции.

Если же обжалуемые судебные акты являлись предметом рассмотрения президиума верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения и равного им суда, то годичный срок исчисляется заново с момента вступления в законную силу постановления президиума соответствующего суда, который совпадает с моментом вынесения постановления президиумом.

Закон допускает возможность восстановления срока кассационного обжалования при наличии к тому уважительных причин по правилам восстановления срока апелляционного обжалования.

На практике эта норма не может быть реализована, поскольку суд апелляционной инстанции, не вправе рассмотреть по существу кассационные жалобу на постановление президиума этого же суда. В связи с этим в п. 8 Постановления Пленум воздержался от разъяснения процессуального порядка восстановления срока на кассационное обжалование. Представляется, что до внесения в закон соответствующих корректив, при решении вопроса о восстановлении срока кассационного обжалования необходимо руководствоваться положениями ст. 389.5 УПК РФ (о том, что решение вопроса о восстановлении пропущенного срока отнесено к компетенции суда, постановившего приговор или вынесшего иное обжалуемое решение), но с учетом особенностей кассационного производства.

В пункте 9 Постановления Пленум ВС РФ разъяснил судам, что предусмотренный  годичный срок кассационного обжалования, в течение которого прокурор, потерпевший, его законный представитель и представитель вправе ставить в кассационном представлении, жалобе вопрос о пересмотре судебного решения, влекущем поворот к худшему, является по своей правовой природе пресекательным и восстановлению не подлежит ни при каких обстоятельствах.

Если этот срок истек на момент обращения в суд кассационной инстанции либо во время производства по жалобе (представлению) у судьи, то ходатайство о восстановлении пропущенного срока вместе с кассационной жалобой (представлением) возвращается заявителю без рассмотрения. Если к моменту вынесения решения судом кассационной инстанции истек годичный срок  то суд кассационной инстанции своим постановлением (определением) оставляет кассационные жалобу, представление без удовлетворения. В настоящее время годичный срок кассационного обжалования отменен.

                   Предмет кассационного обжалования

Фактические обстоятельства преступления, установленные судами первой и апелляционной инстанций, по общему правилу для суда кассационной инстанции считаются установленными окончательно. В связи с этим в п. 10 Постановления Пленум напоминает судам, что в соответствии с положениями ст. 401.1 УПК РФ предметом производства в суде кассационной инстанции является проверка законности обжалуемого судебного решения, то есть проверка исключительно правовых вопросов: о соблюдении норм уголовно-процессуального закона и о правильности применения норм уголовного закона.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона. То есть не только законность, но и такие свойства правосудного судебного решения, как его обоснованность и справедливость, производны от правильного применения судом норм материального и процессуального законов.

В связи с этим Пленум разъяснил, что вопросы факта в поле зрения суда кассационной инстанции могут оказаться опосредованными. Например, в случаях, когда в кассационных жалобе есть указания на  допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств (обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявшие на правильность установления фактических обстоятельств дела, если это привело к судебной ошибке, повлиявшей на исход уголовного дела.

Пересмотр фактической стороны уголовного дела может иметь место и в случае установления судом кассационной инстанции существенного нарушения уголовного закона (неправильного его применения), повлиявшего на исход дела, например, в случае ошибочной квалификации содеянного.

В этом же пункте Постановления разъясняется, что пересмотр судебного решения в части меры наказания, как ввиду его чрезмерной мягкости, так и ввиду чрезмерной суровости может иметь место лишь в случае, когда имело место неправильное применение судом норм  Общей части УК РФ, в том числе и положений ст. 60 УК РФ.

Очевидно, что при отсутствии таких нарушений суд кассационной инстанции не вправе отменить или изменить приговор или иное судебное решение только на том основании, что у вышестоящего суда иное мнение относительно вида и размера наказания.

              Полномочия кассационной инстанции

В пункте 12 Постановления Пленум, исходя из единства предмета и сути проверочной деятельности, осуществляемой судом кассационной инстанции и судьями кассационной инстанции, дал разъяснение о том, что ревизионные полномочия, предусмотренные ст. 401.16 УПК РФ, распространяются на всех субъектов рассмотрения кассационных жалобы, представления.

При рассмотрении кассационных жалобы судья кассационной инстанции вправе выйти за пределы кассационных доводов и принять решение о передаче кассационных жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции по иным доводам, но только в отношении лица, в отношении которого ставится (в жалобе) вопрос о пересмотре приговора суда, и при условии, что отмена или изменение судебного решения повлечет улучшение положения осужденного или иного лица. Решение о выходе за пределы доводов кассационных жалобы, представления в целях поворота к худшему не допускается.

Вынесение отдельного процессуального решения по каждой жалобе не требуется, если они касаются одного о того же осужденного (или иного лица в отношении которого ведется кассационное производство) и поступили в суд кассационной инстанции после принятия судьей решения о передаче жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции.

В пункте 15 Постановления содержится соответствующее разъяснение, которое, по сути, воспроизводит правовую позицию Пленума, ранее сформулированную в постановлении от 11.01.2007 № 15.

         Состав суда кассационной инстанции

Пленум в п. 19 Постановления разъяснил, что при рассмотрении уголовного дела в президиуме соответствующего суда судья, не являющийся членом президиума, вправе принимать участие в заседании суда кассационной инстанции в качестве судьи-докладчика, даже если им же было принято решение о передаче кассационных жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции.

Давая такое разъяснение, Пленум исходил из того, что в данном случае судья не участвует в составе президиума в принятии решения по существу дела и поэтому никак не может повлиять на решение суда кассационной инстанции.

Данное разъяснение неприменимо в отношении судьи Верховного Суда РФ, поскольку при рассмотрении уголовного дела в Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ, в Военной коллегии ВС РФ (Судебной коллегии по делам военнослужащих) судья-докладчик входит в состав суда кассационной инстанции.

Член президиума верховного суда республики, краевого, областного и равного им суда вправе выступать в качестве докладчика по уголовному делу и принимать участие в принятии решения по данному делу в составе президиума при условии, что он не принимал решение «о возбуждении кассационного производства» и при наличии иных обстоятельств, препятствующих участию в рассмотрении дела.

               Основания для поворота к худшему

В пункте 21 Постановления Пленум предпринял попытку на основе анализа наработанной судебной практики (хотя ее объем еще и не очень значителен в силу того, что новый закон действует с 01.01.2013) очертить круг возможных нарушений закона, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, как оснований для поворота к худшему. Очевидно, что нарушения эти носят оценочный характер, то есть являются они таковыми или нет, решает суд, исходя из конкретных обстоятельств дела и характера нарушения.

Круг оснований, влекущих поворот к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке, должен быть несоизмеримо более узким по сравнению с апелляционными основаниями, поскольку в данном случае речь идет о пересмотре судебного решения, вступившего в законную силу, которое обрело свойство «окончательного».

В связи с этим далеко не каждое нарушение уголовного закона (неправильное его применение) может и должно влечь поворот к худшему. В каждом конкретном случае суд кассационной инстанции обязан обосновывать, по каким мотивам то или иное нарушение материального закона или уголовно-процессуального закона признано им искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

По смыслу уголовно-процессуального закона решение о повороте к худшему не может быть принято судом кассационной инстанции по доводам, приведенным в дополнительном кассационном представлении прокурора либо в дополнительной кассационной жалобе потерпевшего, его законного представителя или представителя, поданным после принятия решения судьей о передаче жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции, а равно по новым доводам, приведенным этими лицами при выступлении в судебном заседании.

В определении от 03.02.2010 № 148-О- О6 Конституционный Суд РФ конкретизировал свою позицию, изложенную ранее в постановлении от 11.05.2005 № 5-П7, и указал на нарушения, которые могут повлечь пересмотр вступившего в законную силу судебного решения в сторону, ухудшающую положение осужденного (оправданного), определив их в общей форме существенные (фундаментальные) нарушения как уголовного, так и уголовно-процессуального закона. Поскольку правосудие в сфере привлечения к ответственности за совершение преступных деяний осуществляется посредством уголовного судопроизводства (части 1 и 2 ст. 118 Конституции РФ), постольку это предполагает применение судом норм материального права только в условиях процедуры, осуществляемой с соблюдением порядка судопроизводства, установленного в нормах уголовно-процессуального закона.

Нет никакого сомнения в том, что нормы уголовного права реализуются исключительно в рамках уголовного судопроизводства, выступающего в качестве единственного способа такой реализации. Между тем ошибки в применении уголовного закона могут иметь место и при отсутствии каких-либо нарушений процедуры судопроизводства. Например, в случае неприсоединения к вновь назначенному наказанию неотбытой части наказания при назначении наказания по совокупности приговоров по правилам ст. 70 УК РФ. Ошибки в применении норм уголовного закона, искажающие суть правосудия и смысл приговора как акта правосудия, могут допускаться и вследствие небрежности либо добросовестного заблуждения судей.

Неправильное применение уголовного закона, влекущее поворот к худшему, может выражаться в квалификации содеянного по уголовному закону о менее тяжком преступлении (п. 21 Постановления), в нарушениях судами первой и апелляционной инстанций требований ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров (постановление КС РФ от 17.07.2002 № 13-П8) и иных нарушениях закона.

В соответствии с правовой позицией Европейского суда по правам человека, сформулированной в п. 48 постановления от 24.05.2007 по делу «Радчиков против России», окончательный (вступивший в законную силу применительно к терминологии УПК РФ) судебный акт может быть пересмотрен ввиду существенных нарушений на предыдущих стадиях уголовного судопроизводства, к числу которых могли бы быть отнесены: ошибки в подсудности, серьезные нарушения процедуры судопроизводства, злоупотребление властью, ошибки в применении материального права, либо другие веские причины, проистекающие из интересов правосудия.

Необходимо также иметь в виду, что запрет поворота к худшему распространяется лишь на такие решения, которыми уголовно-правовой статус лица как виновного (или невиновного) в совершении преступления и подлежащего (или не подлежащего) уголовной ответственности и наказанию, определяется судом.

   В завершении хочется отметить, что кассационное производство в нынешнем виде практически не дает надежды осужденным на благоприятный для них исход. Судьи кассационной инстанции закрывают глаза даже на самые явные существенные нарушения УПК допущенные в ходе следствия и в судах. В кассационных определениях  отсутствует правовое обоснование необоснованности доводов кассатора, и превалируют общие стандартные фразы, юридические клише.

В настоящее время в Государственной Думе   находится законопроект предусматривающий возможность кассатора обратиться в Верховный суд в случае если судья кассационной инстанции откажет в передачи жалобы на рассмотрение президиума суда субъекта федерации. Принятие этих поправок в УПК РФ может хоть как-то  изменить ситуацию к лучшему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *