Незаконное освобождение от уголовной отвественности

Посредниченстве во взятке

Незаконное освобождение от уголовной ответственности

В Уголовном кодексе РФ содержится ст.300 –незаконное освобождение от уголовной ответственности. Эта норма служит гарантией защиты прав потерпевшего и  инструментом восстановления нарушенных прав и предупреждения посягательств на авторитет государственной власти.

Названная норма предусматривает наказание за «незаконное освобождение от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, прокурором, следователем или лицом, производящим дознание». Это деяние посягает на нормальную реализацию функции государства в сфере судопроизводства: «защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений»

Субъект этого состава «отказывается» от уголовного преследования, которое уже инициировал он сам или другое процессуально уполномоченное должностное лицо. При этом законные основания для прекращения уголовного преследования отсутствуют. В диспозиции прямо называются возможные субъекты преступления: прокурор, следователь или лицо, производящее дознание.

Посягательство состоит в освобождении от уголовной ответственности именно «подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления».

КС РФ своим Определением от 19.07.2016 года № 1640-О отказал в принятии жалобы  на не конституционность этой нормы к рассмотрению, но разъяснил ее предназначение и содержание. «Статья 300  находится в главе 31 „Преступления против правосудия“ и направлена на противодействие незаконному освобождению от уголовной ответственности, препятствующему осуществлению уголовного преследования и совершаемому лицами, на которых возложена соответствующая обязанность. Тем самым эта норма во взаимосвязи с нормами, определяющими особенности правосудия по уголовным делам, предполагает ее применение к лицам, которые вопреки своей обязанности изобличения виновных в совершении преступления незаконно освобождают их от уголовной ответственности, что может выражаться, в частности, в принятии незаконных процессуальных решений (например, решений об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования), препятствующих наделению лиц, фактически изобличенных в совершении преступления, процессуальным статусом подозреваемых или обвиняемых»

Однако, на практике не все суды руководствуются этими разъяснениями КС РФ, что можно объяснить ограничительным  толкованием этой нормы следователями и судьями.

Правовой позиции Конституционного Суда РФ о признании незаконным освобождения от уголовной ответственности лиц, «фактически изобличенных в совершении преступления», соответствует и применявшийся еще ранее подход Верховного Суда РФ.

О возможных границах действия ст. 300 УК свидетельствует рассмотрение Московским городским судом жалобы адвокатов Цаплина А.С. и Кузевича И.И. на бездействие заместителя руководителя одного из управлений Следственного комитета РФ по г. Москве.

Иногда незаконному процессуальному решению предшествуют действия или бездействие, создающие ложные основания для его принятия. Такое поведение можно рассматривать как умышленное создание условий для незаконного освобождения от уголовной ответственности, то есть приготовление к преступлению.

Ложные основания для освобождения подозреваемых и обвиняемых от уголовной ответственности могут создавать и сами должностные лица, которые ведут производство по уголовному делу. Согласно позиции ВС РФ изложенной в Обзоре судебной практики ВС РФ №4 за 2016 год, «если для привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности должностное лицо фальсифицирует доказательства, то его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 299 и 303 УК РФ». Соответственно, совокупностью преступлений должна считаться и фальсификация доказательств невиновности лица с последующим незаконным его освобождением от уголовной ответственности. Искусственное создание доказательств невиновности лица или уничтожение уличающих доказательств предшествует принятию незаконного процессуального решения, направленного на его освобождение от уголовной ответственности. Такие действия предусмотрены разными нормами. Напротив, не образуют совокупности, а конкурируют со ст. 300 УК общие нормы о должностном злоупотреблении или превышении (ст. 285, 286 УК). Разумеется, когда речь идет о едином деянии. Преступление, предусмотренное ст. 300 УК, является специальным видом злоупотребления должностными, а именно процессуальными полномочиями. Между тем если виновный необоснованно освободил подозреваемого или обвиняемого за взятку, то его действия должны квалифицироваться по совокупности преступлений (ст. 300, 290 УК) (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24).

КС РФ в своем постановлении от 27.06.2000 года № 11-П ввел новый термин — «обвинительная деятельность» («уголовное преследование во всех его формах») и указал ее признаки. В частности, указано следующее: «Поскольку конституционное право на помощь адвоката (защитника) не может быть ограничено федеральным законом, то применительно к его обеспечению понятия „задержанный“, „обвиняемый“, „предъявление обвинения“ должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в придаваемом им Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР более узком смысле. В целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии со статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права не давать показаний против себя самого). Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику)».

Таким образом, обвинительная деятельность по своему объему значительно шире, чем уголовное преследование в контексте УПК, а последнее является его официальной частью. Обвинительная деятельность может иметь место уже на начальных этапах уголовного процесса. Так, она может выражаться в проведении следственных действий, направленных на установление причастности лица к совершению преступления. По результатам этого проверяемое лицо может стать подозреваемым либо ему будет предъявлено обвинение.

Перед предъявлением обвинения виновный не  обязательно  должен занимать процессуальное положение подозреваемого. Изобличаемые лица могут пребывать в статусе участника уголовного процесса. Определенные следственные действия, по результатам производства которых заподозренный может стать подозреваемым либо обвиняемым, вообще не требуют наличия у лиц, в отношении которых они проводятся, статуса участника процесса (имеется в виду раздел 2 УПК). Таковыми являются: обыск, выемка, осмотр, предъявление для опознания, личный обыск, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка, контроль и запись переговоров, получение информации о соединениях между абонентами. Получается, что отказ от придания лицу статуса подозреваемого, отказ от привлечения лица в качестве обвиняемого, с учетом конституционно-правового толкования уголовного преследования, при определенных обстоятельствах также следует считать освобождением от уголовной ответственности.

По смыслу ст. 300 УК умысел субъекта посягательства направлен на то, чтобы сделать невозможным привлечение лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. Поэтому непридание лицу статуса подозреваемого либо обвиняемого в случаях, когда это не связано с желанием незаконно освободить преступника от уголовной ответственности, нельзя рассматривать как преступление, предусмотренное ст. 300 УК. Подобную процессуальную ошибку от преднамеренного отказа от обоснованного уголовного преследования следует отличать по обстоятельствам содеянного. Как указал КС РФ в Определении № 1640-О, незаконное освобождение от уголовной ответственности может состоять в деянии, препятствующем «наделению лиц, фактически изобличенных в совершении преступления, процессуальным статусом подозреваемых или обвиняемых». Субъект преступления, предусмотренного ст. 300 УК, осознает, что лицо, которое он освобождает от уголовной ответственности, «фактически изобличено» в совершении преступления. О таком осознании могут свидетельствовать промежуточные результаты производимого самим субъектом предварительного расследования, процессуально зафиксированная степень доказанности вины «освобождаемого» лица.

Под обвинением понимается утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК.

Следователь, оценив доказательства и признав их достаточными для привлечения лица в качестве обвиняемого, обязан вынести постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, основным содержанием которого является обвинительный тезис, представляющий собой описание события преступления с указанием на виновность лица в совершении преступления (форма вины, мотивы совершения преступления).

Основания для задержания и избрания меры пресечения — обоснованное подозрение лица в причастности к совершению преступления. Это наличие данных о том, что лицо застигнуто при совершении или непосредственно после совершения преступления; потерпевший или очевидцы указали на него как на совершившего преступление; на данном лице или на его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления (постановление Пленума ВС РФ от 29.10.2009 № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»). Эти обстоятельства также могут свидетельствовать о необходимости возбуждения уголовного дела в отношении лица.

Что касается уведомления о подозрении. то в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 223.1 УПК на момент составления данного процессуального акта следует установить событие преступления с указанием места, времени его совершения, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию. Материалы уголовного дела также должны содержать достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления.

Таким образом, непривлечение лица в качестве обвиняемого при установлении совокупности достаточных доказательств, подтверждающих указанные в пунктах 1–4 части 1 статьи 73 УПК обстоятельства, — одна из форм незаконного освобождения от уголовной ответственности

Совокупностью преступлений должна считаться и фальсификация доказательств невиновности лица с последующим незаконным его освобождением от уголовной ответственности