Обращение взыскания на единственное жилье

Новый порядок обращения взыскания на единственное жилье должника

КС разрешил судам обходить исполнительский иммунитет единственного жилья, если должник ведет себя недобросовестно. В частности, когда он приобрел единственное роскошное жилье при наличии неисполненных обязательств перед кредиторами. Конституционность положений абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК и п. 3 ст. 213.25 ФЗ от 26.10.2002 №  127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» суд проверил после жалобы Ивана Ревкова. Пока заявитель пытался взыскать долг, должница приобрела квартиру площадью более 110 кв. м и признала себя банкротом. Ревков стал настаивать на том, что квартиру нужно продать, так как ее стоимость многократно превышала размер долга, но получил отказ в судах. После этого Ревков обратился в КС, который в итоге решил, что должник перевел все свои активы в жилье с целью защитить их от взыскания. Также КС повторно потребовал законодательно урегулировать правила, по которым единственное жилье граждан-должников может быть изъято для реализации с последующим погашением задолженности (постановление КС от 26.04.2021 №  15-П).

Ранее суды выносили решения, которыми допускали в исключительных случаях реализацию единственного роскошного жилья. Например, так произошло в деле, где суды установили, что должник искусственно создал ситуацию, когда у него осталось одно пригодное для проживания жилье (определение ВС от 29.11.2018 по делу №  А40-67517/2017). Однако такая позиция была лишь исключением. В основном суды продолжали сохранять исполнительский иммунитет за любым единственным жильем должников, даже если жилье роскошное (постановления АС Московского округа от 01.09.2020 по делу №  А40-222335/2018, от 25.11.2020 по делу №  А41-65483/2019).

В Постановлении № 15-П коллегия указала, что до принятия нового нормативного акта следует непосредственно применять Конституцию, в том числе в истолковании Конституционного суда.

Коллегия судей отметила, что факт наличия в собственности должника и членов его семьи единственного пригодного для проживания жилого помещения, независимо от его количественных и качественных характеристик, не должен исключать возможность ухудшения жилищных условий такого должника. Ухудшение жилищных условий тем более не исключено для тех случаев банкротства, когда права кредиторов нарушает множественное и неоднократное неисполнение должником обязательств при общих суммах долга, явно несоразмерных имущественному положению гражданина.

Конституционный суд предложил порядок определения характеристик квартиры, в отношении которой может быть отменен исполнительский иммунитет.

Основной критерий — стоимость квартиры. В этой части будет действовать трехступенчатый тест.

  1. Определить рыночную стоимость жилого помещения (провести оценочную экспертизу).
  2. Соотнести рыночную стоимость жилого помещения с величиной долга.
  3. 3. Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный смысл как способ и условие удовлетворения требований кредиторов.

Коллегия судей решила просто не ждать дифференцированных критериев от законодательной ветви власти, а ввела свой критерий — стоимостный. Что вполне разумно, если цель кредиторов — деньги.

Правил соотнесения рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга суд не представил, но очевидно, что в данной части суды будут руководствоваться судейским усмотрением.

Основным  критерием отмены исполнительского иммунитета, является стоимость жилья

В п. 3.2 Постановления № 15-П Конституционный суд абстрактно дает зеленый свет практике Арбитражного суда Уральского округа о предоставлении должнику замещающего жилого помещения.

ВС прямо указала в одном из своих определений, что кредиторы вправе предоставить гражданину-должнику замещающее жилое помещение, которое по площади будет не меньше, чем предписывают нормы предоставления жилья на условиях социального найма, и будет находиться в пределах того же поселения. Предоставление должнику жилого помещения в пределах иного поселения возможно только с согласия должника.

Предоставление замещающего жилого помещения возможно только при строгом судебном контроле, в противном случае Постановление № 15-П откроет поле для явных злоупотреблений, но уже со стороны кредиторов.

В предпоследнем абзаце п. 3.2 Постановления № 15-П коллегия судей напоминает о применении ст. 10 ГК и полном отказе в применении исполнительского иммунитета в том случае, если в деле будет установлен факт приобретения жилого помещения уже после возникновения долга перед кредиторами.

Возникает вопрос,  предоставляет ли Конституционный суд право толковать данный абзац расширительно и, соответственно, позволяет ли судам шире применять ст. 10 ГК РФ при разрешении споров об обращении взыскания на единственное жилье должника, поскольку суд указывает не на абстрактное применение этой нормы, а на применение ее в конкретном случае заявителя жалобы.

По всей видимости суды будут толковать данный абзац применительно и к другим случаям злоупотребления правом, поскольку первые его строчки как бы дают понять, что суд напоминает о том, что не исключено применение ст. 10 и в других спорах

Можно ли применять Постановление № 15-П в небанкротных спорах?

КС РФ не дает однозначного ответа на вопрос о том, вправе ли суды применять абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ в толковании Постановления № 15-П в небанкротных спорах.

Несмотря на то что предмет рассмотрения КС составляла совокупность норм абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК и п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве, следует обратить внимание на признаки, указывающие на расширенное применение правовых позиций.

КС неоднократно отмечал, что Постановление № 15-П является продолжением Постановления № 11-П, которое указывало на возможность обращения взыскания на единственное жилье должника вне рамок дела о банкротстве.

В Постановлении № 15-П КС по большей части рассматривает пределы действия исполнительского иммунитета в целом, а не конкретно в контексте дел о банкротстве.

Коллегия судей неоднократно использует формулировку: «…в том числе в процедуре несостоятельности (банкротстве)».

Это свидетельствует о том, что Постановление № 15-П может получить очень широкое применение в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции, но исключительно до того момента, пока в абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК не внесут изменения и не урегулируют окончательно имущественный иммунитет в отношении единственного жилья.