Отличие распространения фейков от публичной дискредитации армии

Отличие распространения фейков от публичной дискредитации деятельности армии и госорганов РФ

Наиболее близким для преступления по ст. 207.3 УК является деяние по ст. 280.3 УК — совершение публичных действий, направленных на дискредитацию использования Вооруженных Сил и исполнения государственными органами РФ своих полномочий за рубежом. Составы обоих этих преступлений имеют одних и тех же «адресатов», одинаковые обязательные цели и публичный характер совершения деяния. Возникает вопрос: в чем  разница между фейком и действием, направленным на дискредитацию?

В  толковом словаре русского языка, дискредитация означает любое действие, совершенное с целью «подорвать доверие к кому-либо или чему-либо, умалить чей-либо авторитет, достоинство, значение». Близкими к нему по смысловому содержанию являются действия, совершенные с целью обесчестить, замарать, опорочить, скомпрометировать, обесславить, ошельмовать кого-либо или что-либо.

Законодательно термин «дискредитация» определен в ст. 14.1 ФЗ от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Под ней понимается распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки и/или нанести ущерб деловой репутации. Дискредитирует ли Вооруженные Силы и госорганы РФ публичное распространение заведомо ложной информации об их деятельности? Да, безусловно. Однако в этом случае речь идет только о возможном вменении ст. 207.3 УК. Дополнительная квалификация по ст. 280.3 УК невозможна, так как будет нарушен принцип справедливости, а именно запрет на двойную ответственность за совершение одного деяния.

В ч. 1 ст. 280.3 УК установлена административная преюдиция — для уголовной ответственности необходимо установить повторное совершение лицом аналогичного деяния, направленного на дискредитацию, в течение года после наложения административного наказания по ст. 20.3.3 КоАП. Но административное законодательство также не содержит определения публичного действия, направленного на дискредитацию. По официальной информации МВД РФ, такими действиями в протоколах об административных правонарушениях, на основании которых вынесены судебные решения по ст. 20.3.3 КоАП, признавались, в частности:

  • размещение в социальных сетях в открытом доступе изображений «с запрещенной символикой и призывами»;
  • размещение на личной странице в социальной сети видеоролика с призывом участия в акции по воспрепятствованию использования Вооруженных Сил РФ при проведении специальной операции;
  • размещение на личной странице в социальной сети текстовой информации и фотографий из запрещенного медиаресурса, дискредитирующих деятельность Вооруженных Сил РФ в ходе проведения специальной военной операции на территории Украины;
  • размещение в социальных сетях и в популярных мессенджерах призывов к участию в несогласованном митинге против действий Вооруженных Сил РФ за рубежом;
  • публичная (на улице) демонстрация плаката с антивоенной агитацией;
  • публичное негативное высказывание о действиях Вооруженных Сил РФ;
  • проведение несанкционированного публичного мероприятия в форме пикетирования, в ходе которого лица публично выражали свое негативное мнение о действиях Вооруженных Сил РФ;
  • публичное (на городской площади) выражение мнения против проведения специальной военной операции;
  • публичное обливание краской баннера в поддержку Вооруженных Сил РФ;
  • обливание на парковке кетчупом автомобиля, на котором была размещена надпись в поддержку военнослужащих РФ;
  • размещение на стекле своего автомобиля плаката, дискредитирующего Вооруженные Силы РФ;
  • нанесение краской на тротуар надписи, содержание которой дискредитировало Вооруженные Силы РФ;
  • производство «самовольного» частичного демонтажа патриотического баннера в поддержку Вооруженных Сил РФ;
  • публичная демонстрация плаката с лозунгом, дискредитирующим действия Российской армии, направленные на защиту интересов страны и ее граждан;
  • незаконная демонстрация плаката с антивоенной агитацией на городской площади;
  • раздача прохожим листовок с информацией, дискредитирующей использование Вооруженных Сил РФ;
  • демонстрация во время одиночного пикета нанесенной на куртку надписи, которая дискредитировала действия Вооруженных Сил РФ.

В силу буквального понимания закона повторное совершение любого из вышеперечисленных действий лицом, находящимся в состоянии «административной наказанности» по ст. 20.3.3 КоАП, будет означать преодоление преюдиционного препятствия и наступление ответственности по ч. 1 ст. 280.3 УК.

Квалифицированный состав этого преступления не содержит преюдиционного правила. Это означает, что при наступлении в результате совершения «дискредитирующего» деяния любого из последствий, указанных в ч. 2 ст. 280.3 УК, не нужно устанавливать наличие «административной наказанности» по ст. 20.3.3 КоАП РФ.

Наконец, с точки зрения законодателя, преступление, предусмотренное ст. 280.3 УК РФ, посягает на конституционные основы государственной власти, а не на интересы общественной безопасности и общественного порядка. Однако даже его квалифицированный состав отнесен к преступлениям средней тяжести, в то время как квалифицированные виды публичного распространения фейков являются тяжкими преступлениями, а особо квалифицированный вид — особо тяжким преступлением.

Таким образом, распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил и исполнении госорганами РФ своих полномочий за рубежом влечет ответственность только по соответствующей части ст. 207.3 УК РФ. Любое иное «дискредитирующее» деяние, попадающее в сферу действия ч. 1 ст. 280.3 УК, становится уголовно значимым после преодоления преюдиционного препятствия, то есть при наличии у лица состояния «административной наказанности» по ст. 20.3.3 КоАП РФ

(0)