Уточнение объема сведений о личности подсудимого, подлежащих исследованию с участием присяжных

Уточнение объема сведений о личности подсудимого, подлежащих исследованию с участием присяжных

В п. 22 Постановления № 23 появился абзац 2, в соответствии с которым в присутствии присяжных заседателей допустимо исследовать вопрос о совершении подсудимым преступления в состоянии алкогольного, наркотического или иного вида опьянения, если это связано с предъявленным обвинением, поскольку такие данные относятся к предмету доказывания по уголовному делу.
Рассматриваемая новелла представляет собой восприятие позиции КС РФ, изложенной в определении от 05.12.2019 № 3276-О. В этом определении КС РФ пришел к схожему выводу на примере данных о прежней судимости, а также зафиксировал уже сложившееся обыкновение судебной практики.
В рамках своего толкования она подразумевает два позитивных последствия для стороны защиты. Во-первых, возможность зеркально представлять положительные данные о личности подсудимого. Во-вторых, в основе этой позиции лежит более общий вывод о неимперативности запрета на изучение данных о личности, который сформулировал КС РФ. В частности, КС РФ указывает, что положения ч. 8 ст. 355 УПК не следует истолковывать как императивно запрещающие коллегии присяжных заседателей исследовать факты прежней судимости, относящиеся к событию преступления и подлежащие доказыванию по уголовному делу. Суд отметил, что «по смыслу статей 73, 299, 334 и 335 УПК <...> данные о факте судимости могут быть доведены <...> если эти сведения входят в предмет доказывания по уголовному делу — в части установления обстоятельств события преступления — исходя из предъявленного обвинения либо из версии стороны защиты».
КС РФ рассмотрел вопрос относимости сведений о личности на примере данных о судимости, поскольку именно такой вопрос перед ним сформулировал суд ЯНАО. Вместе с тем данные о судимости, как и данные о состоянии опьянения (как в Постановлении № 23), — лишь частные примеры наиболее критичных личных сведений. Следовательно, выводы высших судов можно применить и к иным сведениям, как о личности подсудимого, так и о личностях иных участников процесса.
Как свидетельствует судебная практика, данные о личности суды признают относимыми, если они:
• опровергают доказательства, представленные обвинением. Например, сведения о личности свидетеля, объясняющие его заинтересованность в оговоре подсудимого (определение ВС РФ от 23.09.2021 по делу № 36-УДП21-11сп-А1);
• опровергают вывод обвинения о доказанности отдельных признаков вменяемого деяния или опровергают причастность к вменяемому деянию. Например, крестины ребенка в качестве алиби (определение ВС РФ от 23.09.2021 по делу № 36-УДП21-11сп-А1);
• в отдельных случаях свидетельствуют о достоверности показаний. Например, точность воспоминаний о конкретном дне 1997 года связана с рождением ребенка (определение ВС РФ от 27.01.2022 № 5-УДП21-153СП-А1).
Соответственно, новая редакция п. 22 Постановления № 23 создала дополнительное обоснование для стороны защиты, намеревающейся представить относимые сведения о личности любого участника процесса. Одновременно с этим сообщение данных о совершении преступления в состоянии опьянения в ней связывается исключительно с предметом доказывания. Это обстоятельство также позволит защите ссылаться на новую редакцию постановления Пленума ВС РФ в случае злоупотреблений стороны обвинения