ПРАВО ЗАЩИТЫ ПРЕДСТАВЛЯТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

 ПРАВО ЗАЩИТЫ ПРЕДСТАВЛЯТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Право представлять доказательства было у защиты и раньше — ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР среди прочих прав защитника упоминает и право представлять доказательства. Беда в том, что и раньше, и теперь любые документы и материалы, которые защитник посчитает нужным представить, сами по себе еще не являются доказательствами. Стать доказательствами они могли тогда (и могут теперь) только, если следователь или суд сочтет необходимым признать их таковыми и приобщить к делу. В таких ходатайствах защите чаще всего отказывают — и следователи, и суды первой и апелляционной инстанций. А в кассации доказательства, как известно, не исследуют, априорно признавая их не относящимися к делу.

Нельзя отрицать право суда признавать доказательства относящимися либо не относящимися к делу. Суд, безусловно, вправе отвергнуть доказательство, не признав его относящимся к делу, но делать это нужно, лишь исследовав это доказательство. Не исследовав, его нельзя оценить, том числе и с точки зрения относимости. Тем более что по УПК доказательства, представленные обвинением, существуют как бы в ином правовом поле: допрошенные следователем лица, представленные обвинением документы и предметы уже являются доказательствами. Суд может их отвергнуть ввиду их недопустимости, но правила оценки относимости, применяемые к доказательствам, представленным защитой, на них не распространяются.

На досудебных стадиях вообще реализация права защиты на представление доказательст  зависит от следователя.

Относимость доказательства — это его свойство, которое оценивает суд. Однако оценить доказательство, в том числе с точки зрения относимости, можно, только исследовав его. Именно поэтому суд не должен иметь право априорно, без исследования этого доказательства признавать его не относящимся к делу.

В УПК РСФСР была норма, предусматривающая обязанность  следователя  и суда удовлетворять ходатайств защиты, если они имеют значение для дела. Решение о том, Имеет ли то или иное обстоятельство значение для дела, решает следователь и суд.  Исключением  являлась обязанность суда во всех случаях удовлетворять ходатайство о приобщении к уголовному делу дополнительных доказательств. Так, судья  назначая  дело  к слушанию во всяком случае обязан был удовлетворить ходатайства, направленные на получение дополнительных доказательств (ст. 223 УПК РСФСР). УПК, по существу, продублировал это положение В ч. 2 ст. 234 УПК это положение продублировано, и решение вопроса о том, имеет то или иное обстоятельство значение для дела, так же как и раньше, отнесено к компетенции следователя.

Наличие такой нормы объясняется боязни  недобросовестности адвокатов, которые будут бесконечно заявлять ходатайства, чтобы затянуть следствие. Между тем невежественных, неграмотных, неквалифицированных и недобросовестных адвокатов ничуть не больше, чем таких же следователей, прокуроров и судей. Обвиняемый (и тем более его защитник) не часто бывает заинтересован в затягивании предварительного следствия. Как известно, в следственной практике это положение приводит к произвольному отклонению следователями и судом  ходатайств защиты о представлении доказательств.

Нарушение закона со стороны государства (в лице его органов) несравненно опаснее любых нарушений, допускаемых лицами, не наделенными властью.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *