Толкование договора

Толкование договора в Пленуме Верховного Суда

В постановлении Пленума ВС от 25.12.2018 № 49 высшей судебной инстанцией даны руководящие разъяснения по заключению и толкованию договора. Эти разъяснения  основаны на трех ключевых принципах гражданского права, которые регулируют договорные отношения.

  1. Свобода договора.

ВС решил исключить возможность ограничительного толкования новых норм. Поэтому он пояснил, что можно включить в абонентский, рамочный, а также предварительный договоры. Ответственность за недостоверность заверений, которые лишь побуждают потерпевшую сторону к заключению договора, будет наступать по деликтному праву.

  1. Выбор в пользу заключенности договора. ВС рассказал, когда оферта акцептуется конклюдентными действиями, и запретил ссылаться на незаключенность договора, если контрагент подтвердил его действие.
  2. приоритет норм об отдельных видах договоров перед общими положениями о договоре, а последних перед общими нормами об обязательствах и сделках.

В п. 34,35 ПВС РФ дано следующее разъяснение. Лицо, которое заверяет другую сторону о том или ином обстоятельстве, должно делать это явно и недвусмысленно. Обстоятельства из заверений могут быть, как связаны, так и не связаны с предметом договора, но иметь значение для его заключения, исполнения или прекращения.

В п.37 Пленум допускает заверения третьих лиц, которые они могут давать либо о договоре между другими лицами, либо в отношении самих сторон договора. Например, материнская компания вправе дать заверения о финансовом состоянии дочернего общества.

Заверение об обстоятельствах имеет черты односторонней сделки. Пленум предложил применять к заверениям правила ГК о недействительности сделок, а также в случае недостоверности заверения наряду с правилами статьи 431.2 ГК еще и главу 25 ГК об ответственности сторон за нарушение обязательств.ВС-2

Ответственность за недостоверность заверения носит самостоятельный характер. При этом ее могут нести как компании, так и физлица. Если сторона дала недостоверные заверения об обстоятельствах, которые непосредственно относятся к предмету договора, то данная мера будет дополнительной к ответственности, которая установлена за нарушение договора.

Суд сам решает, на каких условиях сторонам заключить договор. ВС пояснил, насколько широко суд вправе действовать по своему усмотрению, когда разрешает спор о понуждении к заключению договора. Вывод ВС сводится к следующему: результат рассмотрения спора о понуждении к заключению договора — это заключенный договор.

Суд не связан заявлениями и возражениями истца и ответчика относительно содержания условий договора. Суд учитывает не только мнения сторон, он еще должен опираться на обычную договорную практику, особенности конкретного договора и иные обстоятельства дела. Итогом рассмотрения дела должен стать  судебный акт, который представляет собой сам договор. По этой причине судья обязан обсуждать со сторонами все существенные условия договора и то, как они соотносятся между собой. Суд также должен указать условия договора в резолютивной части судебного акта, таким образом он создает договор. Это позволяет исключить повторение процесса в отношении спорного договора. По этой категории споров не требуется выдавать исполнительные листы. Договор считается заключенным с момента, когда решение вступит в силу.

У компании есть полгода, чтобы заставить контрагента заключить договор

Иск о понуждении к заключению договора относится к преобразовательным искам. Одна из характерных черт данного вида исков — они направлены на возникновение, изменение или прекращение правоотношений между истцом и ответчиком.

В статье 429 ГК РФ речь идет о сроке, в течение которого можно заявить требование о понуждении к заключению договора, — шесть месяцев с момента, когда сторона не исполнила обязательство заключить основной договор. В статье 446 ГК РФ указано, что разногласия, которые стороны не передали на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, нельзя урегулировать в судебном порядке.

Из-за этих расхождений возникли споры, что собой представляет рассматриваемый шестимесячный срок. Одни полагают, что это срок исковой давности. Другие полагают, что это пресекательный срок, который невозможно восстановить.

Аргумент в поддержку первого мнения  в том, что она защищает интересы стороны, которая  по объективным причинам не может предъявить иск в течение установленного срока. Довод в поддержку другого мнения о пресекательности срока — продолжительность состояния, в котором ответчик связан с потенциальным контрагентом и сохраняется риск понуждения к заключению договора.

Последний  вариант создает равновесие между сторонами, поэтому он предпочтителен. Когда еще нет договорных отношений, имеется лишь интерес одного или обоих контрагентов заключить договор. Стороны понимают, сколько им придется ждать вступления в договорные отношения.

ВС в своем Пленуме не ответил прямо на вопрос про сроки, но при этом дал разъяснения, которые по своему характеру ближе взгляду на шестимесячный срок как на пресекательный. Так ВС указал, что шестимесячный срок начинает течь сразу по окончании периода, который установлен для заключения основного договора.

Если ни одна из сторон предварительного договора в течение срока для заключения основного договора не совершит никаких действий, которые направлены на его заключение, то это говорит об утрате интереса к его заключению и исключает возможность обратиться в суд. Преодолеть пропуск шестимесячного срока по спорам о понуждении к заключению договора по правилам статьи 446 ГК РФ можно, только если ответчик по такому иску прямо не выразит согласие, чтобы суд рассмотрел этот иск.

Не только физлица, но и компании вправе потребовать заключить публичный договор. Свобода сторон ограничена в заключении публичных договоров и определении их условий. Основная трудность заключается как определить, можно ли отнести договор к числу публичных.

ГК содержит признаки публичного договора и приводит неполный перечень примеров: розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание.  Из этого определения возникает вопрос — все ли названные договоры можно отнести к публичным и по каким правилам можно расширить этот перечень.

Однако, ВС лишь повторил список из статьи 426 ГК РФ который  лишь очерчивает сферы деятельности для публичных договоров. На практике суд каждый раз оценивает договор, для этого соизмеряет его с признаками из статьи 426 ГК РФ.

Верховный суд отметил, что кредитный договор и договор добровольного имущественного страхования не относятся к категории публичных. Условия этих договоров зачастую зависят от личных характеристик потребителя. В случае с кредитным договором такими характеристиками будут кредитная история заемщика и размер его дохода. При страховании — степень страхового риска.

Не каждый договор, который предполагает обязательность заключения, можно признать на этом основании публичным. Например, договор банковского счета не считается публичным, поскольку допускает согласование индивидуальных условий по соглашению сторон, хотя при этом не лишает потребителя права предъявить иск к банку о понуждении к его заключению. Урегулировать разногласия относительно условий в таком случае нужно по правилам статей 445 и 446 ГК РФ.

ВС указал максимально широкий круг лиц, которые обязаны заключить публичный договор, и потребителей. К первым относятся не только коммерческие, но и некоммерческие организации при осуществлении ими приносящей доход деятельности, ИП, а ко вторым — не только физические лица, в том числе ИП, но и компании.

Пример: потребителями по договору оказания услуг универсальной связи могут быть как граждане, так и юрлица.

Пленум разъясняет, что категории потребителей, для которых различается цена, может устанавливать на основе отдельных критериев не только закон или иной правовой акт, но и само лицо, которое обязано заключить публичный договор. При этом Верховный суд поставил границы определения таких категорий. Для этого он ввел два  следующих правила.

  1. Критерии должны быть объективными вне зависимости от того, связаны ли они с личными характеристиками потребителей. Это означает, что цену нельзя менять исходя из индивидуальных особенностей конкретного потребителя. При этом цена может различаться для потребителей разных категорий, например для учащихся, пенсионеров, многодетных семей.
  2. Объективные критерии не должны противоречить закону. Речь идет о дискриминационных критериях, например, по признаку расы, национальности, языка, происхождения.

Спорные условия договора нужно толковать против той стороны, которая предложила их. Верховный суд развил подход о различной цене для разных категорий потребителей по публичному договору. Он учел складывающуюся на рынке практику предложения потребителям программ лояльности, тарифов «В День рождения» и иных подобных акций.

Пленум разъяснил, как толковать договоры. Он предложил не руководствоваться исключительно правилом толкования, который заложен в статье 431 ГК о буквальном значении содержащихся в договоре слов и выражений. Пленум советует использовать наряду с данным правилом иные способы толкования, чтобы выявить действительную волю сторон.

Если применять исключительно положения статьи 431 ГК РФ  в их буквальном прочтении, то это не позволяет верно истолковать условия договора с учетом действительной воли сторон при его заключении. Пленум отметил, что толковать нужно системно, принять во внимание цель договора и степень профессионализма каждого из участников.

Пример: банк навязал клиенту условия о порядке внесения платежей по кредиту и правила досрочного возврата заемных средств. В этом случае можно применить правило contra proferentem. То есть неясное условие нужно толковать против того, кто при заключении договора его предложил, и в пользу той стороны, которая его приняла. Нужно выявить общее намерение сторон, даже если оно отлично от буквального значения слов.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *