Возражения на апелляционное представление государственного обвинителя

В Судебную коллегию по уголовным делам

_______________ районного суда

Адвоката … 

в защиту Петрова Петра Петровича, оправданного по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, ст. 317 УК РФ,

 

В О З Р А Ж Е Н И Я

на апелляционное представление

государственных обвинителей

(фрагмент)

Приговором Энского районного суда г. Москвы от 21.11.2022 г., постановленным на основании вердикта присяжных заседателей, Петров Петр Петрович был оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, ст. 317 УК РФ, на основании п.п.2, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ с признанием за ним права на реабилитацию.

На указанный приговор государственными обвинителями 30.11.2022 г. было принесено апелляционное представление, в котором указывается на ряд апелляционных оснований и содержится просьба: приговор отменить и передать дело в районный суд на новое судебное разбирательство с этапа формирования коллегии присяжных заседателей.

Согласно ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Изучив доводы, изложенные в апелляционном представлении, полагаем, что они являются несостоятельными, поскольку при рассмотрении дела по обвинению Петрова П.П.  с участием присяжных заседателей в Бабушкинском районном суде г. Москвы каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было, обжалуемый приговор является законным, что можно обосновать следующим:

Несостоятельность доводов апелляционного представления о нарушении положений ст. 336 УПК РФ, вследствие дискредитации в присутствии коллегии присяжных заседателей доказательств обвинения

В апелляционном представлении содержится указание на то, что сторона защиты, якобы, дискредитировала в присутствии коллегии присяжных заседателей доказательства, допущенные к исследованию с их участием. При этом государственные обвинители приводят две цитаты из выступления защитников в прениях, одна из которых представляет собой утверждение защитника К. о том, что большинство представленных обвинением показаний свидетелей, по ее мнению, не имеют никакого отношения к обвинению Петрова П.П., т.е. не доказывают это обвинение. Вторая цитата – суждение защитника В. о привлечении невиновного Петрова П.П. к уголовной ответственности, т.е. – тезис о невиновности подсудимого.

Представляется, что приведенные высказывания защитников, вопреки мнению прокуроров, не являются дискредитацией доказательств обвинения, а представляют собой допустимую уголовно-процессуальным законом, оценку этих доказательств, что можно обосновать следующими доводами:

Во-первых, в судебной практике под «дискредитацией» («опорочиванием») доказательств понимается оспаривание в присутствии присяжных заседателей их допустимости, т.е. законности порядка собирания. Ничего общего с этим, приведенные обвинителями цитаты выступления защитников в прениях, не имеют. Ни одно из этих высказываний никак не затрагивает порядок собирания доказательств, их процессуальную форму (к слову сказать, высказывание защитника В.  вообще никаких доказательств не касается). Именно поэтому, подобные суждения защитников не являются «дискредитацией» доказательств обвинения и каким-либо процессуальным нарушением со стороны защиты Петрова П.П.

Во-вторых, защита вправе в прениях в суде с участием присяжных заседателей оспаривать достоверность и достаточность доказательств обвинения, высказывать свою позицию по делу. Верховный Суд РФ многократно отмечал, что никакого запрета на такую оценку в прениях доказательств обвинения в УПК РФ не предусмотрено. Так, в апелляционном определении Верховного Суда РФ от 27.06.2018 № 18-АПУ18-9сп отмечается, что «…защитник, действуя в соответствии с предоставленными законом полномочиями, вполне правомерно излагал свое мнение о недоказанности предъявленного И. обвинения. В присутствии присяжных заседателей он давал собственную оценку исследованным доказательствам. У государственного обвинителя была возможность опровергнуть утверждения защитника при произнесении реплик, однако этого не было сделано». В апелляционном определении Верховного Суда РФ от 15.02.2018 N 34-АПУ18-1сп указывается: «Изложение сторонами своей позиции при отсутствии оснований для реагирования председательствующим по делу не может расцениваться как формирование у присяжных заседателей негативного отношения».

В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2005 № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»                                                  (ред. от 28.06.2022 г.) подчеркивается, что оценка доказательств на предмет их достоверности и достаточности относится к компетенции присяжных заседателей, в связи с чем любая из сторон, участвующих в прениях, не может быть ограничена в возможности изложить коллегии присяжных заседателей соответствующие доводы, не затрагивая вопросы допустимости доказательств.

В-третьих, из протокола судебного заседания следует, что государственные обвинители  не выступили с возражениями на указанные высказывания защитников, не просили председательствующего прервать выступление адвокатов, не требовали дать разъяснение присяжным заседателям не принимать эти высказывания во внимание при вынесении вердикта.  Если бы прокуроры действительно воспринимали бы эти высказывания как нарушающие ст. 336 УПК РФ, они бы своевременно совершили указанные процессуальные действия. Следовательно, этот довод является надуманным и не соответствует реальной оценке этих суждений защитников государственными обвинителями.

Таким образом, указанный довод государственных обвинителей, изложенный в апелляционном представлении, является несостоятельным, полностью опровергается протоколом судебного заседания, противоречит УПК РФ и не подтверждает наличие какого-либо апелляционного основания для отмены приговора Энского районного суда г. Москвы от 21.11.2022 г. в отношении Петрова П.П.