Долги, от которых гражданин не освободится по завершении процедуры банкротства

Долги, от которых гражданин не освободится по завершении процедуры банкротства

 Некоторые требования кредиторов ни при каких условиях не прекращаются в связи с завершением реализации имущества должника-гражданина (п. 5 ст. 213.28 Закона о банкротстве). Эти требования можно разделить на следующие категории.

1. Требования по текущим платежам. Установление особого благоприятного режима для текущих платежей обусловлено прежде всего необходимостью обеспечить финансирование расходов на процедуру банкротства.

Требования кредиторов по текущим платежам погашаются вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом . Эти требования имеют приоритет по сравнению с реестровыми требованиями, и возможность остатка долгов перед текущими кредиторами может иметь место только в том случае, если конкурсной массы хватает лишь на их частичное погашение.

Должник — индивидуальный предприниматель не будет освобожден от исполнения обязательства, вытекающего из требования кредитора по финансированию процедуры банкротства должника. В случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов на финансирование процедуры, заявитель обязан погасить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника. Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего .

Суды признают, что кредиторы-заявители, понесшие расходы на финансирование процедуры банкротства за должника в порядке п. 3 ст. 59 Закона о банкротстве, обладают правом требовать от должника возврата соответствующей суммы. К указанному требованию как текущему применяется п. 5 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

2. Требования, неразрывно связанные с личностью кредитора. К ним относятся требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о компенсации морального вреда, о выплате заработной платы и выходного пособия, о взыскании алиментов и иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора

3. Иные требованиях, неразрывно связанных с личностью кредитора. Критерий неразрывной связи с личностью кредитора имеет оценочный характер. При этом представления суда и участников процесса о наличии или отсутствии неразрывной связи обязательства с личностью кредитора могут не совпадать.

Для целей толкования указанного критерия нужно использовать судебную практику по  применению ст. 383 ГК РФ, касающейся запрета на уступку прав требования, неразрывно связанного с личностью кредитора. Например, Верховный суд, разъяснил, что такие  требования,  отличаются от иных требований  невозможность отделения переуступаемого права от личности кредитора, то есть, правопреемство по таким требованиям не допускается.

Также Верховный суд указал, что это, как правило, требования социально незащищенного субъекта правоотношений — физического лица, перед которым должник несет предусмотренные законом или соглашением сторон обязательства .

Указанное дает основание полагать, что требованием, неразрывно связанным с личностью кредитора, также можно считать требование, основанное на штрафах, предусмотренных п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей.  Соответственно, при банкротстве ИП такие требования могут быть расценены как непогашаемые после реализации имущества должника.

Необходимо отметить, что указанные требования сохраняются после реализации имущества должника даже в том случае, если они не были заявлены при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации его имущества  .

3. Требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина. Данное положение относится к требованиям, которые не возникли к моменту принятия определения, в частности условным. Таковыми могут быть гарантийные требования к должнику-продавцу, который несет ответственность за недостатки проданного товара, появившиеся до его передачи покупателю или по причинам, возникшим до этого момента .

Указанная норма может применяться не только в случаях, когда потенциальному кредитору неизвестно о наличии у него самого права требования, но и тогда, когда кредитору неизвестен должник по такому требованию, например виндикационному.

Норма абз. 2 п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве относится к незнанию о самом факте наличия у кредитора требования, а не к незнанию о введении процедуры банкротства в отношении должника.

4. Правила п. 5 ст. 213.28 Закона о банкротстве также применяются к  требованиям:

  1. о привлечении должника к субсидиарной ответственности в качестве контролирующего лица;
  2. возмещении убытков, причиненных должником умышленно или по грубой неосторожности юрлицу, участником или членом коллегиальных органов которого он являлся;
  3. возмещении убытков, причиненных должником умышленно или по грубой неосторожности в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей арбитражного управляющего в деле о банкротстве;
  4. возмещении вреда имуществу, причиненного должником умышленно или по грубой неосторожности;
  5. применении последствий недействительности сделки, признанной недействительной на основании ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Основная концепция освобождения должника от обязательств, распределяющая риски дефолта, применима к стандартным взаимоотношениям между добросовестным должником и кредиторами. Совершение же должником умышленных правонарушений, более того, направленных на причинение вреда кредиторам, не вписывается в указанную концепцию. Поэтому требования, возникшие в связи с такими неправомерными действиями, сохраняют свою силу и после процедуры банкротства.

Ситуации, в которых суд откажется списать долги гражданина

 Помимо того, что некоторые требования кредиторов в принципе не погашаются после завершения процедуры банкротства должника-гражданина, не допускается освобождение гражданина от обязательств в следующих случаях .

1. Вступившим в законную силу судебным актом гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство,при условии что такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданина. Для целей установления факта привлечения должника к уголовной ответственности финансовый управляющий может направить в уполномоченный орган МВД запрос о предоставлении информации о наличии судимости у должника или возбужденных уголовных дел в отношении него.

Судебная практика по этому вопросу  увы неоднозначна.

Одни суды обязывают уполномоченные органы предоставить запрашиваемую информацию, признавая отказ в ее предоставлении незаконным . Другие же отказываются признавать отказ уполномоченных органов в представлении запрашиваемой информации незаконным, обосновывая это тем, что законодательство о банкротстве не наделяет финансового управляющего правом на истребование сведений о возбужденных в отношении должника уголовных делах  .

2. Гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду , рассматривающему дело о банкротстве гражданина, и это обстоятельство установлено судебным актом в рамках дела о банкротстве гражданина.

Умышленное сокрытие должником информации от суда или финансового управляющего является одним из наиболее частых случаев недобросовестных действий должников в рамках дел о банкротстве граждан. Одним из обстоятельств, стимулирующих должников к таким действиям, является то, что финансовому управляющему зачастую затруднительно провести полноценный финансовый анализ для выявления всех активов и сделок должника, особенно учитывая тот факт, что п. 9 ст. 213.9 Закона о банкротстве огранивает полномочия управляющего по самостоятельному сбору информации, допуская возможность истребования документов и информации только через суд.

Рассматривая вопрос о добросовестности поведения должника, суды должны учитывать наличие документов в распоряжении гражданина и возможность их получения или восстановления  .

При этом доводы об утрате документов не принимаются во внимание судом, если в материалы дела не представлены доказательства утраты документации по объективным причинам, не зависящим от воли должника  .

Сам по себе факт наличия определения суда об истребовании документов у должника не свидетельствует о недобросовестности указанного лица, если из материалов дела следует, что должник не уклонялся от передачи имущества и документов .

Должнику может быть отказано в освобождении от долгов, даже если он не предоставил отзыв на заявление о признании его банкротом  .

Другим обстоятельством, которое может стать основанием для отказа в освобождении от долгов, является представление должником финансовому управляющему документов на иностранном языке без перевода  .

Непредоставление должником банку сведений о наличии у него иных действующих обязательств по кредитным договорам и договорам займа при получении кредита также расценивается судами как непредоставление информации, влекущее за собой отказ в освобождении от обязательств .

Верховный суд неоднократно высказывал положение о том, что если нарушение, заключающееся в нераскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника, то суд вправе отказать в применении положений абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве. Бремя доказывания таких обстоятельств в соответствии со ст. 65 АПК лежит на должнике .

3. Доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

Сам по себе факт отсутствия имущества у должника не может свидетельствовать о факте его сокрытия, если должник сотрудничает с финансовым управляющим и судом, предоставляя всю имеющуюся у него информацию.

Снятие судимости и отмена условного осуждения не являются основанием для освобождения должника от исполнения обязательств, если приговор, которым установлены факты совершения преступления, не отменен.

В отношении уклонения от уплаты должником налогов следует учитывать, что обязательство по уплате налога возникает по окончании соответствующего налогового периода, а не сразу после совершения сделки. В связи с этим нельзя расценивать как уклонение от уплаты налогов по налогооблагаемой операции погашение должником иной задолженности, срок по которой уже наступил. Согласно ст. 216 НК РФ налоговым периодом по НДФЛ признается календарный год. При этом налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот, если иное не предусмотрено НК .

Из указанных норм следует, что доход как объект налогообложения исчисляется не по отдельным хозяйственным операциям, а в целом за налоговый период, исходя из всех операций, совершенных налогоплательщиком, — как формирующих доходы, так и повлекших расходы  .

Не облагаются НДФЛ доходы должника, полученные в виде суммы задолженности перед кредиторами, от уплаты которой он освобождается в рамках дела о банкротстве, а также доходы от продажи имущества в случае признания его банкротом и введения процедуры реализации имущества  .

Особого внимания заслуживает ситуация, когда потенциальный должник при получении кредита предоставляет кредитору заведомо ложную информацию для оценки его платежеспособности, например, завышение размера дохода при заполнении анкеты заемщика. В этом случае  должнику должно быть отказано в освобождении от долгов, поскольку он представил контрагенту заведомо ложные документы, о подложности которых последний не знал или не мог знать.

4. Должник-гражданин не будет освобожден от долгов, если в течение пяти лет после завершения/прекращения предыдущей процедуры банкротства в отношении него вновь подано заявление о банкротстве. Закон о банкротстве устанавливает ограничения для гражданина, признанного банкротом.

Так, в течение пяти лет с даты завершения в отношении гражданина процедуры реализации имущества или прекращения производства по делу о банкротстве в ходе такой процедуры он не вправе принимать на себя обязательства по кредитным договорам и (или) договорам займа без указания на факт своего банкротства, а также не может самостоятельно подать заявление о своем банкротстве  .

Однако если в течение указанного периода заявление о банкротстве будет подано кредитором или уполномоченным органом, то в ходе вновь возбужденного дела о банкротстве гражданина правило об освобождении от обязательств, предусмотренное п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве, применяться не будет.

Оценка добросовестности гражданина-должника в рамках дела о банкротстве

 Хотя норма п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве не содержит слова «добросовестность» она  коррелирует с данным Верховным судом определением добросовестного поведения. Это поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны и содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации .

Как неоднократно указывал Конституционный суд, нормы ст. 213.28 Закона о банкротстве направлены в том числе на недопустимость использования механизма освобождения гражданина от обязательств в случаях, когда его поведение не согласуется с требованиями ст. 1 ГК о добросовестном поведении и недопущении извлечения преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения .

ВС также указал, что целью положений п. 3 ст. 213.4, п. 6 ст. 213.5, п. 9 ст. 213.9, п. 2 ст. 213.13, п. 4 ст. 213.28 и ст. 213.29 Закона о банкротстве в их системном толковании является обеспечение добросовестного сотрудничества должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами . В связи с этим суды стали более широко подходить к вопросу освобождения должника от обязательств, используя критерий добросовестности.

Факт подачи должником заявления о собственном банкротстве при отсутствии у него имущества не является основанием для констатации его недобросовестности. С момента начала действия положений о банкротстве граждан на практике возник тренд, в соответствии с которым суды отказывались освобождать от долгов должников без имущества.Однако, право гражданина на использование механизма потребительского банкротства не может ограничиваться только на том основании, что у него отсутствует имущество, составляющее конкурсную массу.

Один лишь факт подачи гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности .

Недобросовестным является принятие на себя должником заведомо неисполнимых обязательств по кредитным договорам. Еще один частый случай, когда суды отказывают в освобождении должника от долгов, — это ситуации, в которых должник принимает на себя заведомо неисполнимые обязательства.

Этот критерий не фигурирует в Законе о банкротстве или разъяснениях высших судов и был выведен судами самостоятельно с опорой на требования к добросовестному поведению должника.

Наиболее часто суды используют такой критерий в отношении кредитных обязательств должников. Зачастую для целей выявления неисполнимости обязательства по кредитному договору суды применяют математический метод.

Также в качестве принятия «заведомо неисполнимых обязательств» суды расценивают принятие должником обязательств в рамках договора поручительства по долгам третьих лиц.

Заключение должником договоров поручительства не может быть расценено в смысле, определяемом п. 42 названного постановления Пленума ВС.   Однако существует и противоположная судебная  практика  .

Критерий принятия «заведомо неисполнимых обязательств» и, соответственно, недобросовестности должника также используется в случаях получения должником займа при уже имеющейся на этот момент подтвержденной судебными актами задолженности перед другими кредиторами .

Действия, которые суд также расценивает как недобросовестные.

  1.  Неоднократная смена места жительства без извещения об этом судебного пристава .
  2.  Отсутствие попыток увеличить свой заработок. Так по одному из дел суд указал, что в случае низкого размера заработной платы при недолгой продолжительности рабочего дня (четыре часа) в отсутствие принятия должником мер к трудоустройству в ином месте с целью получения большего дохода указанное бездействие может быть расценено как недобросовестное .
  3.  Инициирование процедуры банкротства на основании формально предоставленного кредитором должнику займа .
  4.  Смена должником позиции относительно конкретной информации о его имуществе.
  5.  Отказ от пояснения цели использования денежных средств вместо исполнения уже имеющегося обязательства перед кредитором.

6.  При оценке добросовестности должника суд может учесть  образование и профессию гражданина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *