Изъятие имущества обвиняемых по искам прокуратуры

Изъятие имущества обвиняемых в коррупции по искам прокуратуры

Конфискацией имущества признается принудительное безвозмездное обращение в собственность государства определенных видов имущества (ст. 104.1 УК). Конфискацию суды назначают в обязательном порядке во всех случаях причинения имущественного ущерба либо неправомерного извлечения доходов при совершении преступлений. Наряду с конфискацией существуют и другие институты изъятия имущества у виновных в преступлениях, которые развиваются. Основной из них установлен  ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». В соответствии с этим законом органы прокуратуры вправе направлять исковые заявления по уголовным делам коррупционной направленности, связанные с обращением имущества в доход государства.
С середины марта 2022 года введена возможность обращать в доход государства деньги, поступившие на счета в банках и иных кредитных организациях лица, замещающего одну из должностей, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 2 ФЗ от 03.12.2012 № 230 ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», в случае, если сумма таких денежных средств превышает совокупный доход этих лиц за отчетный период и предшествующие ему два года и в отношении них не представлены достоверные сведения, подтверждающие законность их получения.
На практике возникает вопрос о соотношении такого рода исков с конфискацией имущества как мерой уголовно-правового характера. К примеру, органы прокуратуры вправе предъявлять свои исковые требования и в досудебной стадии производства по уголовному коррупционному делу. Общим для институтов конфискации и гражданского иска об изъятии имущества является то, что на имущество, являющееся предметом спора, по искам прокуратуры накладывается арест в порядке ст. 115 УПК, что также характерно для имущества, подлежащего конфискации. Цели изъятия такого имущества соотносятся с целями конфискации. Хотя подача иска об изъятии имущества практически всегда связана с уголовным преследованием лица, этот институт отличается от конфискации.
Конфискация имущества по УК
В соответствии со ст. 104.1 УК РФ, конфискацией имущества признается принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства имущества на основании обвинительного приговора.
При решении вопроса о конфискации имущества первоначально суд должен решить вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу. При отсутствии у виновного иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, кроме полученного в результате совершения преступления и доходов от него, из его стоимости возмещается вред, причиненный законному владельцу, а оставшаяся часть обращается в доход государства.
Конфискация имущества назначается в обязательном порядке во всех случаях причинения имущественного ущерба либо неправомерного извлечения доходов при совершении преступлений, перечисленных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, и только судом при вынесении приговора. Перечень имущества, которое суд может конфисковать, закреплен п. «а»-«г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ При этом если имущество было продано либо конфискация невозможна в силу каких-либо причин, то взысканию подлежат денежные средства взамен предмета, подлежащего взысканию в соответствии со ст. 104.2 УК РФ.
Отсюда , конфискация выполняет все те же функции, что и любое наказание, при этом не являясь видом наказания. С помощью конфискации может изыматься только имущество, относящееся к преступлению. В судебной практике преобладает подход, что конфискации подлежит имущество, используемое для совершения преступления. Чаще всего речь идет о полученных взятках или ином использованном для совершения преступления имуществе.
Обращение имущества в доход государства до вынесения приговора по уголовному делу
Согласно ч. 3 ст. 16 Закона № 230 ФЗ, Генеральный прокурор РФ или подчиненные ему прокуроры при получении материалов о контроле за расходами, в порядке ГПК могут обращаться в суд с заявлением об обращении в доход Российской Федерации имущества, отвечающего требованиям ст. 104.1 УК. Суд вправе принять решение об изъятии в доход РФ имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы.
Прокуратура мотивирует подачу искового заявления тем, что, осуществляя надзор за расследованием уголовных дел, выявляет факты предоставления ложных сведений относительно доходов, об имуществе и обязательствах имущественного характера. В ходе расследования уголовного дела, а также проведенного надзора устанавливается, что обвиняемое лицо получало заработную плату, что было единственным источником дохода такого лица, однако согласно полученным доказательствам в рамках расследования уголовного дела органами следствия было выявлено наличие в собственности лица значительного количества имущества, не соответствующего уровню задекларированных доходов. Такие требования прокуратуры основаны на подп. 8 п. 2 ст. 235 ГК, ФЗ от 17.01.1992 №  2202–1 «О прокуратуре Российской Федерации» и ст. 3, 17 Закона № 230 ФЗ. Значимым источником доказывания позиции прокуратуры является «Обзор судебной практики по делам по заявлениям прокуроров об обращении в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30.06.2017).
Прокуратуры могут также воспользоваться механизмом ст. 169 ГК, который предусматривает взыскание в доход РФ всего полученного по сделке сторонами, если установит, что она была совершена с целью, противной основам правопорядка или нравственности. На возможность взыскания неосновательного обогащения, полученного в результате недобросовестного поведения лица, также указывают положения ст. 1102–1105 ГК.
По смыслу постановления Конституционного Суда РФ от 29.11.2016 № 26-П имущество, в отношении которого государственный (муниципальный) служащий не представил сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы, подлежит изъятию в целом, независимо от того, что в какой-то части затраты на его приобретение могли быть произведены из законных доходов.
Как правило, прокуратура ссылается на то, что близкие и родственники лица, использовавшего свои полномочия вопреки законным интересам службы, имели представление о его деятельности и об официальном уровне доходов, однако получали от него денежные средства и обеспечивали их сохранность и учет. К тому же близкие и родственники являлись выгодоприобретателями незаконно полученных средств, поскольку тратили имущество на свои нужды, извлекали из него прибыль. В том случае, если объекты являлись недвижимым имуществом, регистрировали на себя спорные объекты, не принимая во внимание тот факт, что стоимость такого имущества значительно превышает размер заработной платы лица, нарушившего антикоррупционное законодательство.
В гражданском деле об изъятии имущества в рамках указанного закона суд использует в качестве доказательств материалы уголовного дела в отношении госслужащего до постановления приговора и вступления его в законную силу. Такой вывод базируется на нормах ч. 1 ст. 71 ГПК РФ, которые относят к письменным доказательствам акты, договоры, справки, деловую корреспонденцию, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, содержащие сведения для дела. Также к письменным доказательствам относятся не только приговоры и решения судов, но и иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий.
Обращению может подлежать единственное жилое помещение, которое является единственно пригодным для постоянного проживания ответчика помещением. При этом суды не руководствуются ни ст. 446 ГПК, которая устанавливает императивный запрет на обращения взыскание на единственное жилое помещение, ни позицией Конституционного Суда РФ о смысле ст. 446 ГПК и исполнительского иммунитета, который заключается не в том, чтобы в любом случае сохранить за должником право собственности на жилое помещение, а в том, чтобы не допустить нарушения конституционного права на жилище и сохранить у гражданина уровень обеспеченности жильем, достаточный для достойного существования при мотивировании своих выводов. При этом суд может мотивировать свое решение тем, что вопросы обсуждения единственного имущества не являются предметом спора, поэтому правовая природа такого имущества не учитывается и подлежит обращению в собственность Российской Федерации.
Давность по требованиям о взыскании имущества, полученного в нарушение требований ст. 3, 17 Закона №  230 ФЗ, составляет три года в соответствии с требованиями ст. 200 ГК. Однако судебной практикой выработан подход по исчислению начала срока давности, который начинает течь не с момента прекращения нахождения госслужащего на службе, а с момента возбуждения уголовного дела.
Главное отличие конфискации имущества от гражданского иска в порядке Закона № 230 ФЗ заключается в том, что обращение имущества по искам прокуратуры чаще всего происходит до вынесения приговора по уголовному делу. В доход государства обращается любое имущество, в том числе единственное жилое помещение, по которому не было представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы. В рамках гражданского иска суд может обратить взыскание на имущество у любых лиц, поскольку данное обстоятельство зависит от факта совершения или участия в совершении коррупционного правонарушения. Все вышеперечисленное не применимо к конфискации.
Поскольку по категориям дел, связанных с изъятием имущества, бремя доказывания законного источника происхождения средств, позволивших приобрести такое имущество, возлагается на ответчиков, им необходимо представлять доказательства получения средств по гражданско-правовым сделкам (например, по договорам займа, дарения) с целью подтверждения приобретения имущества в конкретный период времени доходам лица. Суд вправе принимать любые допустимые ГПК доказательства, представленные как лицом, в отношении которого осуществляется контроль за расходами, так и третьими лицами. Эти доказательства должны подтверждать законное происхождение средств, затраченных на приобретение спорного имущества, независимо от того, когда эти средства были получены, отражены ли они в соответствующей справке (декларации) и обнаружили ли их госорганы в ходе проведения контрольных мероприятий.

(0)