Показания участников уголовного  процесса

Показания участников уголовного  процесса

Показания сотрудников правоохранительных органов

Зачастую в приговорах судов в качестве доказательств вины подсудимого указываются показания сотрудников правоохранительных органов об обстоятельствах, ставших им известными от задержанного, подозреваемого, обвиняемого КС РФ в своем определении №44-О от 06.02.2004 года. Указал,, что положения ч. 5 ст. 246 и ч. 3 ст. 278 УПК, предоставляющие гособвинителю право ходатайствовать о вызове в суд свидетелей и допрашивать их, и ч. 3 ст. 56 УПК не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым. КС РФ отнес такие показания к показаниям подозреваемого, обвиняемого, данным в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденным подозреваемы). То есть,  УПК РФ  исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений. Несмотря на уже высказанную КС позицию по этому вопросу  суды первой инстанции и по сей день не всегда действуют в соответствии с ней.

Показания понятых

Относительно допустимости показаний понятых  которым стало известно об обстоятельствах совершения преступления от подозреваемых (обвиняемых) при проведении следственных действий единого мнения у судей нет.

Одни считают, что такие показания  следует признавать недопустимыми, поскольку понятые — это лица, привлекаемые органом следствия или дознания для удостоверения факта производства следственного действия согласно положениям ст. 60 УПК РФ. Показания понятых, в которых они сообщают о пояснениях, данных допрашиваемыми в ходе следственного действия обвиняемыми (подозреваемыми), есть не что иное, как опосредованное использование в процессе доказывания содержащихся в них сведений.

Другие судьи считают, что понятой в соответствии с ч. 1 ст. 60 УПК РФ является не заинтересованным в исходе дела лицом. Поэтому его показания следует признавать допустимыми как в части обстоятельств производства отдельных следственных и иных процессуальных действий, так и содержания показаний обвиняемого (подозреваемого).

Однако вторая позиция не вполне соответствует смыслу закона. Так, при производстве предварительного следствия или дознания подозреваемый (обвиняемый) дает показания не вообще, а исключительно в связи с проводимыми следственными действиями, при которых понятой является процессуальным участником. Основным критерием допустимости показаний понятых в качестве доказательства должны выступать права  подозреваемого (обвиняемого), показания которого в отсутствие адвоката и не подтвержденные в суде законодатель категорически запрещает использовать как доказательства.

Незаконная явка с повинной

По-прежнему  суды признают допустимым доказательством явку лица с повинной, полученной с нарушением требований УПК, если подсудимый отказался ее подтверждать. В п. 10 постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2016 №  55 «О судебном приговоре» разъяснено,что в случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК, лицо обращалось с письменным или устным заявлением о явке с повинной и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, разъяснялись ли этому лицу его права при принятии от него такого заявления с учетом требований ч. 1.1 ст. 144 УПК. В частности, право не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном гл. 16 УПК. Суд также проверяет, обеспечил ли орган расследования лицу возможность осуществления этих прав.   Правило признания явки с повинной, сделанной в нарушение норм УПК, как допустимого доказательства судебная практика применяет в пользу защиты. Так, в таких случаях явка с повинной всегда признается смягчающим обстоятельством, естественно, при условии, что подозреваемый сообщил сведения, неизвестные оперативным или следственным органам.

Рапорты сотрудников полиции

Не могут служить доказательством показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК). К подобным доказательствам следует отнести и рапорты сотрудников полиции, в которых изложены сведения о причастности подозреваемого к совершенному преступлению, а источник получения таких сведений не указан. К сожалению, на практике суды первой инстанции обычно признают такие рапорты допустимыми доказательствами.

Информация, изложенная в рапортах, должна быть проверяема следственным путем, так как в силу ст. 89 УПК в процессе доказывания запрещается использование результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК.

По смыслу ч. 2 ст. 74 УПК рапорты сотрудников правоохранительных органов не являются доказательствами. Такие рапорты — внутренняя форма взаимоотношений органов полиции и следственных органов, поэтому доказательственного значения по делу они иметь не могут. Рапорты сотрудников полиции о наличии у них оперативной информации о причастности того или иного лица к совершаемым преступлениям без их подтверждения показаниями свидетелей либо документами, отвечающими требованиям, предъявляемым к доказательствам, также нельзя рассматривать в качестве доказательств виновности по уголовному делу.

Напомним, что ЕСПЧ в п. 49 своего постановления от 15.12.2005 по делу «Ваньян против Российской Федерации» подчеркнул, что простое заявление сотрудников милиции в суде о том, что они располагали информацией о причастности подсудимого к распространению наркотиков, которое по сути не было проверено судом, не может приниматься во внимание.

Показания неявившихся участников, оглашенные в суде

В соответствии с ч. 2.1 ст. 281 УПК, в случаях, предусмотренных п. 2–5 ч. 2. ст. 281 УК, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами. Таким образом законодатель закрепил, что обвиняемому должна предоставляться возможность либо допросить ключевых свидетелей, дающих показания против него, на любой стадии процесса, где такой допрос в принципе процессуально возможен, либо иным способом оспорить показания свидетелей. Таким образом, оглашение показаний неявившегося в судебное заседание свидетеля возможно, если имеется один из случаев, указанных в п. 2–5 ч. 2 ст. 281 УПК. Данное требование закона суды выполняют не всегда.

Копирование показаний из обвинительного заключения

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении №  55, недопустимо для суда переносить в приговор показания допрошенных по уголовному делу лиц и содержание других доказательств из обвинительного заключения (акта) без учета результатов проведенного судебного разбирательства. Но в таких случаях  речь  идет не столько о допустимости или недопустимости доказательств, сколько о выводах суда, не основанных на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Исследования на полиграфе

ВС РФ неоднократно разъяснял в своих решениях по конкретным уголовным делам, что по смыслу УПК результаты психофизических исследований с применением прибора под названием «полиграф»  не являются доказательствами по уголовному делу. Они могут использоваться в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий на стадии предварительного расследования в целях выработки и проверки следственных версий.

Пленум ВС РФ в своем  постановлении от 29.08.2021 года №22 внес изменения в свое постановление от 21.12.2010 №  28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»  разъяснил, что перед экспертом не могут быть поставлены вопросы по оценке достоверности показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, полученных в ходе производства допроса, очной ставки и иных следственных действий. Этот запрет распространяется в том числе на следственные действия, в которых применялась аудио- или видеозапись. В соответствии со ст. 88 УПК оценка достоверности относится к исключительной компетенции лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Полученное в суде, а также в ходе досудебного производства по уголовному делу заключение эксперта, содержащее выводы о юридической оценке деяния или о достоверности показаний допрошенных лиц, не может быть в этой части признано допустимым доказательством и положено в основу судебного решения по делу.

Показания засекреченных свидетелей

Согласно ч. 3 ст. 11 УПК, при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким и иным родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные законом. Эта норма УПК коррелируется с ч. 1 ст. 16 ФЗ от 20.08.2004 №  119‑ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Повышенные требования к использованию показаний «тайных» свидетелей предъявляет и ЕСПЧ. Так, в своем постановлении от 22.09.2020 по делу «Васильев и другие против России» Европейский суд указал, что национальный суд должен выяснять, есть ли объективные основания для засекречивания свидетеля и подтверждаются ли они доказательствами. Согласно правовой позиции ЕСПЧ, в условиях, когда показания засекреченных свидетелей являются основными, особенно важно было бы применение сильных процедурных гарантий, которые обеспечили бы справедливую и должную оценку надежности этих доказательств.

Показания свидетелей, не предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний в суде

Суды должны признавать недопустимым доказательством показания свидетеля, если ему не разъяснялись положения уголовного закона об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, либо следователь или судья в процессе не разъяснил свидетелю до 16 лет обязанность правдиво отвечать на вопросы. Таким показания  должна даваться оценка в совокупности с другими доказательствами. Не разъяснение положений ст. 307, 308 УК может повлиять лишь на возможность привлечения свидетеля к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Другое дело в ситуации, когда близкий родственник обвиняемого при допросе предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. В подобных случаях показания такого свидетеля могут быть признаны недопустимым доказательством, если он впоследствии откажется от них.

(2)