Правила применения банкротного маратория

Правила применения банкротного маротория в разъяснениях Верховного Суда

Пленум ВС РФ от 24 декабря 2021 года принял постановление № 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 91 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ „О несостоятельности (банкротстве)“» . ВС сформулировал общие разъяснения в части действия банкротного моратория во времени и по кругу лиц, общих правил применения моратория и исключений из них, обособил и подытожил ранее данные разъяснения по этим вопросам.

                    Действие моратория во времени и по кругу лиц

Сначала мораторий был введен на 6 месяцев. Затем его продлили еще на 3 месяца. По общему правилу мораторий считается введенным с момента вступления в силу соответствующего акта Правительства, если обратная сила не оговорена в самом акте.

Тем не менее, список пострадавших отраслей увеличивался и Правительство неоднократно его расширяло. С какого времени действовал мораторий и все его преимущества разъяснены в Обзоре по COVID-19 № 11.

ПВС эту ситуацию прямо не рассмотрел. Он лишь констатировал возврат заявления кредитора о банкротстве должника на основании самого факта его включения в перечень лиц, на которых распространяется мораторий ( Обзор утвержденный  Президиумом ВС 21.04.2020 года).

В декабре Верховный суд уже прямо указал, что мораторий в отношении новых лиц действует по общему правилу со дня изменения названного перечня.

Однако за рамками толкования остались вопросы применения и толкования кодов ОКВЭД, указанных в Постановлении № 1587. Судебная практика в этом вопросе не однозначна. Одни занимают жесткую позицию и полагают, что приведенные перечни организаций являются исчерпывающими и расширительному толкованию не подлежат. Другие суды допускают расширительное толкование.

Если Верховный суд не допустил ретроспективного применения преимуществ моратория для новых лиц, включенных в перечень, то в отношении отказа от моратория по умолчанию действует обратное правило: отказ от моратория вступает в силу со дня опубликования соответствующего заявления и влечет неприменение к отказавшемуся лицу всего комплекса преимуществ и ограничений со дня введения моратория в действие, а не с момента отказа от моратория. Исключение из этого правила, возможно, если должник докажет, что данный отказ вызван улучшением экономического положения благодаря мерам поддержки, предусмотренным мораторием.

ВС не стал разъяснять, как действует мораторий на банкротство на дочерние компании, входящие в состав системообразующих организаций и холдингов. Целью введения моратория является поддержка хозяйствующих субъектов, включая системообразующие организации и аффилированные с ними лица с общими организационными и хозяйственными связями, единой системой контроля и управления. Отсюда следует, что непредоставление моратория организациям, входящим в эту группу, не позволит достичь целей, установленных законодателем. Именно этой логики придерживаются суды и распространяют действие моратория на дочерние компании системообразующих организаций, включенных в перечень Правительства.

ВС повторно обратил внимание на то, что в силу п. 2 ст. 9.1 Закона о банкротстве правила о моратории не применяются к лицам, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве. Иными словами, если вынесено определение суда о возбуждении дела о банкротстве и назначении судебного заседания.

На практике встречаются ошибки, но в целом судебная практика и ранее придерживалась такого подхода, в силу которого подлежали рассмотрению дела о банкротстве по заявлениям кредиторов, принятым к производству до даты введения моратория8, а заявления, поданные в период действия моратория, даже 06.04.2020, подлежали возврату.

ВС допустил исключение из данного правила. Если уполномоченный орган должника принял решение о ликвидации компании, то отнесение такого должника к числу лиц, на которых распространяется мораторий на банкротство, не препятствует подаче кредитором заявления о банкротстве (Обзор от 30.04.2020).

По общему правилу в период действия моратория обязанность должника и иных лиц по подаче заявления о банкротстве приостанавливается. Из этого следует, что требования кредиторов, возникшие в период действия моратория, не включаются в объем ответственности за неподачу такого заявления в суд... Это является ключевым моментом, хотя ВС ограничил возможные злоупотребления, связанные с неподачей заявления о признании должника банкротом, если соответствующие основания возникли задолго до обстоятельств, по которым был введен мораторий. Тогда должник несет всю ответственность по ст. 61.12 Закона о банкротстве. Однако в целях прояснения обязанностей сторон по доказыванию тех или иных обстоятельств ВС ввел опровержимую презумпцию, в силу которой предполагается, что обстоятельства, обязывающие должника обратиться в суд с заявлением о банкротстве, возникли после возникновения оснований для введения моратория.

Действие моратория не препятствует хозяйственной деятельности должника: он вправе вступать в договорные отношения, принимать на себя обязательства и исполнять их, не опасаясь негативных последствий, предусмотренных положениями Закона о банкротстве. Пока не доказано иное, предполагается, что все сделки должника, в отношении которого действовал мораторий, совершены в рамках обычной хозяйственной деятельности. Конечно, это не касается злонамеренных действий со стороны должника, например совершения сделок, направленных на вывод активов. Такие сделки можно оспаривать по ст. 10 и п. 2 ст. 168 ГК и в отсутствие возбужденного дела о банкротстве.

Наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ. В силу правовой позиции, изложенной в определении Верховного суда от 31.08.2017 № 305-ЭС17-4886, в данном случае речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. Заинтересованное лицо, оспаривающее сделку по общим основаниям, должно привести веские аргументы, почему этот порок сделки не покрывается специальными нормами Закона о банкротстве. Очевидно, что при применении разъяснений, сформулированных в п. 8 Постановления № 44, следует учитывать вышеуказанный подход.

. Верховный суд разъяснил положения подп. 1 п. 4 ст. 9.1 Закона о банкротстве и порядок исчисления сроков на оспаривание сделок по делам, возбужденным в течение трех месяцев после прекращения действия моратория. Проверкой охватываются: периоды, предшествующие дню введения моратория, установленные ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве (один месяц, шесть месяцев, год или три года); период действия моратория; период со дня окончания моратория до дня возбуждения дела о банкротстве, а также период после возбуждения дела о банкротстве.

Закономерным следствием того факта, что должник продолжает обычную хозяйственную деятельность, является возможность предъявления к нему исков в период моратория.

ПВС РФ разъяснил, что по итогам таких процессов выдаются исполнительные листы и может быть возбуждено исполнительное производство. Это исключение, поскольку по общему правилу приостанавливается исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория. Несмотря на наличие такого положения в подп. 4 п. 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве, соответствующее основание для приостановления исполнительного производства законодатель внес в ч. 1 ст. 40 ФЗ от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» только 8 июня 2020 года.

ВС в п. 6 Постановления № 44 указал, что исполнительное производство считается приостановленным на основании акта о введении в действие моратория до его возобновления. Это лишает судебного пристава-исполнителя права на применение мер принудительного исполнения в период моратория.

Это правило очевидно не применяется и исполнительное производство не приостанавливается по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, об уплате алиментов, что укладывается в общий подход к удовлетворению такого рода требований.

В то же время аресты не снимаются, в отличие от процедуры наблюдения. Более того, в силу разъяснений ВС судебный пристав-исполнитель вправе осуществлять отдельные исполнительные действия, в частности налагать арест, а также устанавливать запрет на распоряжение имуществом.

Начисление процентов в период действия моратория

Верховный суд подтвердил невозможность начисления процентов за пользование чужими денежными средствами21, неустойки, пеней за просрочку уплаты налога в период действия моратория на требования, возникшие до его введения. Касается это, конечно, лишь лиц, подпадающих под такой мораторий.

Верховный суд сохранил преемственность своей позиции, сформулированной в Обзоре по COVID-19 от 30.04.2020 № 2 (вопрос № 10), и дал дополнительные пояснения о том, что такие требования, предъявленные в общеисковом порядке, удовлетворению не подлежат. А если такие требования только предъявлены к должнику, но исковое заявление в суд еще не подано, то должник вправе заявить возражения об освобождении от уплаты неустойки. Имелось ли в виду, что должнику следует в данном случае обращаться с таким требованием в суд, неясно. Однако такая альтернатива у него все-таки есть, исходя из ранее данных разъяснений в п. 20 Обзора судебной практики Верховного суда № 3 (2020): суд допустил возможность самостоятельного обращения должника в суд с требованием о снижении неустойки (а в нашем случае — об освобождении от уплаты таковой). Более того, если неустойка уже была списана, например, в счет зачета встречных однородных обязательств, то лицо, на которое распространяется мораторий, вправе обратиться в суд с требованием о возврате излишне уплаченного по правилам ст. 1102 ГК с применением положений ст. 333 ГК. Это следует из системного применения и толкования правовых позиций, изложенных в п. 79 постановления Пленума ВС от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» и определении СКЭС ВС от 20.05.2020 № 305-ЭС19-25950.

Верховный суд опять оговорил недопустимость извлечения должником преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения. При наличии доказательств, подтверждающих, что должник не пострадал, суд вправе с учетом обстоятельств дела не принять возражение о введенном моратории и взыскать финансовые санкции полностью или частично. Такой подход укладывается в рамки позиции, сформулированной в п. 75 постановления Пленума Верховного суда от 24.03.2016 № 7, согласно которой неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования.

             Возбуждение дела о банкротстве после моратория

ВС указал, что при установлении требований кредиторов по делам о банкротстве, возбужденным в трехмесячный срок после окончания моратория, финансовые санкции и договорные проценты не учитываются с начала действия моратория, в том числе в период с момента окончания моратория и до момента возбуждения дела о банкротстве, а также в период банкротства. К соответствующим требованиям применяются общие положения п. 4 ст. 63 и п. 2 ст. 213.19 Закона о банкротстве со дня введения моратория.

В начале 2020 года ВС опубликовал Обзор практики разрешения споров, связанных с включением в реестр требований контролирующих должника лиц. ВС указал, что компенсационное финансирование, осуществленное контролирующим должника либо аффилированным с ним лицом на фоне имущественного кризиса у должника, подлежало удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты. Такая позиция мотивировалась тем, что действия по предоставлению денежных средств направлены на блокирование возможности независимого кредитора инициировать возбуждение дела о банкротстве должника и на создание условий для продолжения предпринимательской деятельности. Эти действия помогают скрыть наличие признаков банкротства.