Запрет поворота к худшему

Запрет поворота к худшему

Запрет поворота к худшему заключается в том, что положение осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, не может быть ухудшено без требования о том участников со стороны обвинения.

Ни одна норма УПК РФ не дает каких-либо критериев, относительно того, что считать ухудшением положения лица.

Лишь постановления КС в наибольшей степени и сформировали пределы действия поворота к худшему. Особо стоит выделить постановление КС от 11.05.2005 года № 5-П. КС  сформулировал важнейшее положение о том, что с точки зрения ухудшения или улучшения положения осужденного могут рассматриваться только такие решения, «которыми определяется уголовно-правовой статус лица как виновного или невиновного в совершении преступления и подлежащего или не подлежащего уголовной ответственности и наказанию» Вследствие этого в судебной практике устоялось понимание ухудшения положения осужденного как действий, изменяющих в неблагоприятную для него сторону объем предъявленного обвинения и назначенное наказание.

В связи с принятием ряда новых решений КС  РФ  возникает вопрос: как иные, непосредственно не разрешающие вопросы существа уголовного дела решения соотносятся с запретом поворота к худшему? Включаются ли они в пределы действия этого правила или находятся вне его? Речь идет о трех решениях: о конфискации имущества, признанного вещественным доказательством по уголовному делу; о процессуальных издержках; а также о гражданском иске.

В 2017 году перед КС РФ был поставлен вопрос, касающийся решения о конфискации имущества по  уголовному делу в отношении гражданина А.Е. Певзнера. Уголовное дело еще в 2013 году было прекращено судом в связи с истечением срока давности уголовного преследования, а картина, признанная вещественным доказательством как орудие преступления, была в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ конфискована и оставлена на хранение в Государственном Русском музее.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Ленинградского областного суда от 24.06.2014 решение суда первой инстанции в части конфискации вещественного доказательства изменило и обязало после надлежащего таможенного оформления вернуть картину законным владельцам т.е. Певзнеру. В таком виде решение вступило в силу. Однако почти два года спустя Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, действуя на основании кассационного представления заместителя Генерального прокурора РФ, решение пересмотрела и определила оставить в силе постановление суда первой инстанции, вещественное доказательство в виде картины вновь конфисковать. ВС РФ в данном случае руководствовался тем, что решение о конфискации вещественного доказательства не может расцениваться как ухудшающее или улучшающее положение лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, а значит, не подпадает под действие ст. 401.6 УПК и может быть принято спустя год после вступления обжалуемого решения в силу.

На тот при определении пределов поворота к худшему суды исходили из двух критериев, выработанных еще  2005 году:

  1. Объема обвинения;
  2. Назначенного наказания.

Между тем конфискация имущества в качестве иной меры уголовно-правового характера (гл. 15.1 УК), а не как вид наказания, появилась в УК  лишь в 2006 году, то есть и не могла быть учтена КС РФ при формулировании позиции в 2005 году.

КС РФ проанализировал правовую природу конфискации имущества как безвозмездного изъятия имущества у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (ст. 234 ГК), место конфискации имущества в системе уголовного законодательства (ст. 104.1 УК) и законодательства об административных правонарушениях (п. 4 ч. 1 ст. 3.2, ст. 3.7 КоАП), и придал уголовно-правовой конфискации имущества подсудимого статус меры особого рода, соотносимой с наказанием, но не тождественной ему. В этой связи без признания ст. 401.6 УПК неконституционной пределы ее действия были скорректированы. Так, помимо объема обвинения и наказания, оценке с точки зрения «ухудшения-улучшения» положения осужденного стали подлежать также иные публично-правовые санкции, структурно обособленные от наказания и выраженные в возложении обязанности претерпеть дополнительные, по отношению к наказанию, правоограничения уголовно-превентивного свойства, по своей конституционно-правовой природе соотносимые по некоторым признакам с наказанием, хотя и не тождественные ему (п. 4 постановления Конституционного Суда РФ от 07.03.2017 № 5-П).

Следствием этого стало применение в отношении решения о конфискации имущества всех базовых правил запрета поворота к худшему.

1.Изменение в неблагоприятную сторону для осужденного при пересмотре вступившего в законную силу решения возможно лишь в пределах одного года с момента вступления решения суда в силу.

  1. Ухудшение положения осужденного допускается только по представлению прокурора, жалобе потерпевшего и иных участников со стороны обвинения и в пределах доводов, указанных в жалобе или представлении.

(1)